Эпицентр Зла

Остерегайтесь закваски Никколо Макиавелли, то есть лицемерия.
Лицо святейшей богомолки! A.C. Грибоедов

Портрет моего поколения между асфальтом прошлого и катком настоящего

Посвящается погибшим при попытке преодолеть Берлинскую стену.

Из-за оттока 2.5 миллиона человек из Восточной Германии в Западную с 1949 по 1961 Советский Союз отделил половину Берлина колючей проволокой ночью 12‑13 августа 1961. Позже была воздвигнута 5‑и метровая бетонная стена длиной 165 километров, с минами, электропроволокой, сторожевыми вышками и автоматическими пулемётами. Стена простояла 28 лет и была названа 'полосой смерти'. После падения стены выяснилось, что Восточная Германия разворована советским режимом на два триллиона долларов.

У ковбоя, всего в колючках, спросили:

— Ты зачем прыгнул в заросли кактусов?

— Не знаю. Тогда это показалось правильным решением.

Главным событием 2021 в моей жизни было успешное написание итогового сочинения (допуск к ЕГЭ). Нарушений на итоговом сочинении — масса. Во‑первых, темы итогового сочинения организаторы не раздали за 15 минут до начала отсчёта, таким образом время написания сочинения действиями организаторов было сокращено на 15 минут. Лично мне этих 15 минут не хватило. Во‑вторых, срок проверки составляет одну неделю, результаты же отправили с опозданием почти в две недели. Пишу главному специалисту Центра оценки качества образования на ege@kraioko.perm.ru

— А почему оценки опаздывают?

— У вас незачёт.

После двух недель депрессии открываю появившиеся результаты, самый настоящий зачёт. Предварительные 8 баллов. Радость. Я — молодец.

И зачем такие организаторы и проверяющие итогового сочинения нужны? 'Наш Бог, услышь, в каком мы презрении. Обрати их оскорбления на их же голову и сделай их добычей и пленниками в чужой земле. Не покрывай их преступление и пусть их грех не сотрётся перед тобой, потому что они оскорбляют строителей' (губернатор Нееми́я).

Что общего у России с Гондурасом и с любой другой банановой республикой? Государство‑то российское подлое, преступное, лживое, аморальное, впрочем, как и все государства мира. Вы когда‑нибудь видели банан? Правительство бывает кривое, как банан. Его невозможно исправить.

Воздержитесь от обращений в гос‑органы, сейчас в Гондурасе это всё равно что вызывать мафию на место преступления. Им нельзя доверять. Даже если они говорят ласковым голосом — не верь им, потому что семь мерзостей в их сердце.

Вызовете полицию — будут проверять Вас.

Напишете президенту — жалобу президенту на полицию будет рассматривать с дьявольской усмешкой тот же майор полиции, на которого жалуетесь.

Отправите запрос 'почему результат экзаменов опаздывает' — главный специалист обманет, скажет, что незачёт (хотя там стоит оценка отлично).

Москва — самый скверный город из всех городов России, несмотря на новые уродские, гротескные небоскрёбы с жирными складками из галлюцинационных путешествий архитекторов. В 2018 году я там чуть‑чуть не умер с голода, да ещё в добавок меня пытались задушить. Гуд бай Америка. В рашше душат русских.

В России у подавляющего большинства пролетариата нет даже ноутбуков в квартирах. Обычная полиция занимается ими очень мало. В Москве существует громадная преступность, целое государство в государстве: воры, бандиты, проститутки, торговцы наркотиками, вымогатели всех мастей; но, поскольку она замыкается в среде пролетариата, внимания на неё не обращают. Бо́льшие беды неизменно ускользают от внимания пролов. Пролы ниже подозрений. Как гласит партийный лозунг:

«Пролетарии и животные свободны».
«Чего можно требовать от них, если даже и в наше время откуда‑то со дна, из мохнатых глубин, — ещё изредка слышно дикое, обезьянье эхо».

Руководство страны учит, что пролетарии по своей природе низшие существа, их, как животных, надо держать в повиновении, руководствуясь несколькими простыми правилами. Лишь бы трудились и размножались — а там пусть делают что хотят. Предоставленные сами себе, как скот на равнинах Краснодарского края, они всегда возвращаются к тому образу жизни, который для них естествен, как пёс жрёт свою собственную блевотину, как вымытая свинья идёт валяться в грязи. Они рождаются, растут в грязи, в двенадцать лет начинают работать, переживают короткий период физического расцвета и сексуальности, в двадцать лет женятся, в тридцать уже немолоды, к шестидесяти обычно умирают. Тяжёлый физический труд, заботы о доме и детях, мелкие свары с соседями, кино, футбол, пиво и, главное, азартные игры — вот и всё, что вмещается в их кругозор. Управлять ими несложно. Среди них всегда вращаются агенты полиции соцсетей — выявляют и устраняют тех, кто мог бы стать опасным; но приобщить их к партийной идеологии не стремятся. Считается нежелательным, чтобы пролетарии испытывали большой интерес к политике. От них требуется лишь примитивный патриотизм — чтобы взывать к нему, когда идёт речь об удлинении рабочего дня или о сокращении пайков. А если и овладевает ими недовольство — такое тоже бывало, — это недовольство ни к чему не ведёт, ибо из‑за отсутствия общих идей обращено оно только против мелких конкретных неприятностей.

«Они никогда не взбунтуются, пока не станут сознательными, а сознательными не станут, пока не взбунтуются».

'МЫ', Замятин
'1984', Оруэлл
'Герой нашего времени', Лермонтов

С Лубянки первый вор Некрасов

Самый частый вопрос 2021: Кто вам это разрешил?

И между тем луна сияла
И томным светом озаряла
И раскудрявые власы,
И капли слёз
И всё дремало в тишине
При вдохновительной луне.
И сердцем далеко носился
Ангел, смотря на луну…
Вдруг мысль в уме моём родилась…
«Дай Git сюды и чайхану».
И вот мечта одна.
Всё тихо. Светит мне луна.
Облокотяся, Ангел дышит,
И в необдуманной статье 
Любовь невинной деве пишет.
Белинского и Гоголя
Слыхали ли когда-нибудь
Вы эти имена?
То имена великие,
Носили их, прославили
Заступники народные!
Вот вам бы их портретики
Повесить в ваши вхо́дные,
Их книги прочитать…
          Некрасов

«В Усть-Куте ФСБ запретила смотреть горожанам на Луну.
И сквозь суровые запреты на небо выбралась луна.
Какие запреты могут касаться суверенной Луны, которая строго соблюдает законы Вселенной?
Ну ладно, жители Усть-Кута не увидят в телескоп Луну. А что увидят жители Луны, если они в тот же день глянут в телескоп на этот российский город? Возможно, стаю собак, воющих на Луну без предварительного уведомления и получения разрешения от городской администрации.
И не говорите, что собакам можно и без разрешения. Вы что, с Луны свалились?» (Новая Газета)

5 мая 2021: за окном автобуса Добрянка‑Пермь шёл дождь и офицер ФСБ.

Неожидан был для меня грамотно подстроенный обед с офицером ФСБ, настоящим работягой, надрывающимся даже в личные выходные. (Возможно, СВР, судя по вопросам и списку проблем, — но кто сейчас будет говорить правду, и только правду, кроме меня?). Тема — таджикский хло́пок.

— Здравствуйте, я офицер ФСБ, пройдёмте в ресторан.
— Да не хочу я! Что я там у Вас забыл?!
Ах! от господ подалей;
У них беды себе на всякий час готовь,
Минуй нас пуще всех печалей
И барский гнев, и барская любовь. 'Горе от ума', Грибоедов

Почти каждый из ФСБ поставит Вам горячий чай с сахаром. Но на этом их доброта обычно заканчивается. За всё остальное заранее решите платить сами. 'Если ты сядешь с царём, чтобы есть, внимательно смотри, что перед тобой, и приставь нож к своему горлу, если у тебя жадная душа. Не будь жаден к его лакомым блюдам, потому что это — обманчивая пища. Не ешь у того, чей глаз скуп, и не будь жаден к его лакомым блюдам, потому что он, человек расчётливый в своей душе, говорит тебе: «Ешь, пей», а его сердце не с тобой. Съеденный кусок ты изблюёшь, и получится, что ты напрасно потратил свои приятные слова'. Суть госструктур в том, чтобы брать. Вас останавливают проверить, что у Вас есть. Это дорогостоящие остановки!

Ничего от Вас, товарищи офицеры, брать не буду. Я хочу справедливости и милосердия, а не чая! Бабушка на Невском даст пирожок с варёной капустой.

А таджики тебе этот хлопок сами эшелонами привезут — только заплати! Не хочешь сам туда ехать — так отправь туда гендиректора завода на пермской же ракете с пермским же мотором, нюхнуть пороха.
Ведь таджики, как и большинство россиян, — нищие.

На Гайве количество многоэтажек за 20 лет удвоилось. Удвоилось же и количество бездомных. А между тем по всему городу развешаны десятиметровые плакаты: 'Защитим бродячих животных!' Убери бездомных ЛЮДЕЙ с улиц рашши!!! Выборы закончились, и, аж блевать тянет, скот стал важнее россиян. Впрочем, жиридосы всего мира, даже святые япоши, на животных дома тратят больше, чем на человека на улице.

Мне стыдно говорить, что все мои -∞‑пра-пра-пра-пра-пра-родители — русские.

Будешь в проруби тонуть —
Повернутся жирными ляжками,
Будут тыкать пальцем и смеяться,
Будут бить по голове и душить,
Снимут на камеру и выложат в интернет.

Биткойн запрещён — значит всё это сделано со злым умыслом, чтобы выжимать все последние остатки из людей страны. Сбербанку, который для своих директоров строит VIP-отель Мрия в Крыму, вместо того, чтобы оплачивать стажёрские 2 недели бесплатной работы новичкам, и вместо обновления своих безнадёжно устаревших компьютерных систем, нельзя доверять. У каждой бабушки заберёт последнюю копеечку.

Дедушка, ты зря погиб на Великой Отечественной! Твою жену, ветерана труда, владелицу полусотни медалей и орденов, Советский Союз в 1991 оставил без сбережений, облигаций, даже без пенсии. Твой сын, инженер‑физик низких температур, всю жизнь прожил в нищете. Твоему внуку, знающему 5 языков и программирование, негде жить, и просто до слёз как обидно, невозможно заработать капусты на проживание в цивилизованной стране, чтобы лицемерные, жадные офицеры иностранных государств поставили визу в загранпаспорт, уехать из этой поганой вонючей блевотной страны. Видимо, честным трудом в тупорашше можно заработать только на пирожки с капустой да на жизнь на обочине Невского.

Нация миллиардеров-уголовников. Ворюги!!!! Убийцы! Русские=татары=узбеки=таджики=казахи — вечные лжецы, злобные, опасные твари, праздные обжоры. Это свидетельство истинно. Как вы ВСЕ пришли к власти, у народа стали хронически пропадать деньги, здоровье, свобода и жизнь. Жизнь в самом прямом смысле слова, в рашше люди в среднем живут на 10 лет меньше, чем в любой свободной стране.

Неужели Нерон и вечно пьяный сельский лейтенант полиции — заодно?! Пусть им будет одинаковый конец. Смачный харчок в болотную державу, трясинное государство!

Натрави ФСБ на воров в мэрии. Даже служба такая есть, ФАС называется. Куда дели троллейбусные медные провода, а?!

Их сторожа слепы. Никто из них ничего не замечает. Все они — немые псы; они не могут лаять, тяжело дышат, лежат, любят дремать. Они — псы с жадной душой, не знающие удовлетворения. Они — пастыри, не способные понимать. Все они пошли своей дорогой, каждый за своей нечестной прибылью, забив на свои обязанности. Говорят: «Приходите! Возьмём вина и напьёмся крепкого напитка. И завтра будет так же, как сегодня, даже ещё лучше».

У лукоморья город чудный,
Ему уже за восемьсот.
Здесь днём и ночью Трутнев ленный
Русалок по ночам пасёт.

Здесь вовсе нет дубов зелёных,
Зато у оживлённых трасс
Стоят в тени дубы в погонах
И зелень требуют от нас.

Ворюги здесь живут, не тужат,
Им прокуроры верно служат.
Чиновник здесь пред всем народом
Капусту рубит мимоходом.

Здесь олигарх над златом чахнет.
Здесь Русью даже и не пахнет.
Здесь мёд хоть из казны течёт,
Но нам не попадает в рот.

Все деньги ушли на пермские летучие сверхзвуковые одноразовые паровозы.

При пред‑предыдущем генеральном прокуроре стояли будки с азартными играми. Люди теряли квартиры и дома. При предыдущем, которой не продержался и нескольких лет, и следующем новом генеральном прокуроре стоя́т будки с микрозаймами. Люди теряют квартиры и дома. Да они все заодно. А.У.Е! Толстопузое Арестантское Уголовное Единство в погонах, и бугры в креслах.

Ваши руки запачканы кровью и ваши пальцы — преступлениями. Ваши уста говорят ложь, и язык произносит неправедное. Никто не поднимает голоса в защиту праведности, никто из приходящих в суд не говорит правду. Полагаются на пустоту и говорят о бесполезном. Зачинают горе и рождают зло. Они высиживают яйца ядовитой змеи и ткут паучью паутину. Кто поест этих яиц — умрёт, а из разбитого яйца вылупится гадюка. Их паутина не послужит одеждой, и они не прикроются своими делами. Их дела — злые дела, и в их руках — насилие. Их ноги бегут к беззаконию, и они спешат пролить невинную кровь. Их мысли — злые мысли; грабёж и разрушение на их путях. Они пренебрегли путём мира, и на их тропах нет справедливости. Они искривили свои дороги. Никто из ходящих по ним не узнает мира.

Поэтому справедливость далека от нас и праведность не достигает нас. Ждём света, но вокруг тьма, сияния — но ходим во мраке. Ощупываем стену, как слепые, идём на ощупь, как без глаз. Спотыкаемся в полдень, словно в сумерки, среди здоровых мы словно мёртвые. Все мы ревём, как медведи, жалобно воркуем, как голуби. Ждём справедливости, но её нет, спасения — но оно далеко от нас. Ведь все ведут разговоры об угнетении и мятеже, замышляют в сердце и произносят слова лжи. Справедливость оттеснили назад, и праведность встала вдали. Истина споткнулась на площади, и правда не может войти. Истины не стало, и всякого, кто удаляется от зла, грабят.

И признать не премину,
Дам свою оценку,
Тут не то, что в старину, — 
Стенкою на стенку.

Тут не то, что на кулак:
Поглядим, чей дюже, — 
Я сказал бы даже так:
Тут гораздо хуже…

Химзаводами дыши ты в Перми подюже.
Фтором, борной кислотой — 
Задыхайтесь, ду́ши!
Но ведь ты и я — не фриц.
Так ведь почему же 
Прокурор всегда молчит?
Взятками задушен? 
Или может фриц теперь правит на Уралом?
Скажи-ка дядя, ведь недаром
Пермь, залитая фторид-боралом
Всем русским отдана?

Вы хотите нанять педагога? Я, сеятель разумного, доброго, вечного, я‑то какое на свете имею отношение к латунным маслятам?! Я и лесных‑то толком не видывал и не едовал. Ах да, в пермском крае нельзя собирать грибы!!!

'Земля, в которую вы идёте, чтобы овладеть ею,— нечистая, потому что нечисты народы этой земли, которые в своей нечистоте наполнили её мерзостями от края до края. Не выдавайте своих дочерей за их сыновей и не берите их дочерей в жёны своим сыновьям. Никогда не содействуйте их миру и процветанию, чтобы вы смогли укрепиться, есть лучшее от этой земли и взять её в вечное владение для своих сыновей'.

Уходите, уходите! Выходите оттуда, не прикасайтесь к нечистому. Выходите из его среды, храните себя чистыми.

Всякого, кто удаляется от зла, грабят

В Пермском крае, ни в школах, ни в Политехе, не учат абсолютно ничему. Все списывают. И все об этом знают.

В отличие от Евгения Онегина, который жрал трюфли бочками и пёхал всех встречных и поперечных, я учился помногу, всю жизнь и везде. В лучшей, пробитой пулями школе номер 1 Душанбе, зимой, без стёкол и отопления, с отмороженными руками решал задачи по физике. В библиотеках Санкт‑Петербурга, благо доступ к интернету и к компьютерам в главных библиотеках Петербурга абсолютно бесплатен, 12 часов в день. С учебниками по полит‑анализу, экономике и управлениюна английском языке за $800 в лесу Полазны. Так что ученьем, слава Богу, у Ангела не запросто блеснуть.

Сколько я зарабатываю в месяц? — не могу даже колечко обручальное для уборщицы купить!

Сотик-мыльница с вздувшимся аккумулятором — подарок от друзей из Лукойла (видимо, самая нищебродская компания Перми). Ноутбук — сонька 2007 года, лично перепаянная уже 30 раз.

Ах да, ФСБ — организация военная, поэтому то, что происходит прямо дома под носом, и уж тем более на соседней улице — побоку. Важны не россияне на улице, не прокурор‑душитель, не фтор, хлор и дизель в воздухе, не трупики птичек под окнами, не инфляция, не деньги, и даже не нехватка кислородных баллоновважен таджикский хло́пок. Чтобы было чем останавливать россиян, подошедших к КПП на границе.

Убери меч в ножны! Скоро в каждом иностранце военные‑экстремисты мерещиться будут.

Российскую селитру храни в Кремле и устраивай фейерверки там же, а не в Бейруте.

Не хочешь помочь с жильём, с соседями алкашами, со старшим участковым‑алкоголиком, с продажным судьёй, со прокурором‑душителем — открывай границу!

Открывайте границу, вояки слепые! Те, для кого нет места в военной системе, кто хочет уехать на мирные заработки, уедут. Договаривайтесь, чтобы разрешали безвизовый выезд на работу. Приглашайте капитал обновлять мирное производство.

И да, о границе.

«Свобода передвижения напрямую связана с экономическим процветанием» (Адам Смит).

'Долой Старшего Брата' (Оруэлл. 1984)

При всём моём уважении к высшим властям, с любезного повеления самих пограничников смею сообщить: ФСБ на границе — хамы, демократы от слова 'править народом дулом автомата', хуже смерти. Никогда не садитесь к ним в любезно предоставленный чёрный воронок, даже если в Вашу сторону их подчинённые покачивают дулом автомата. Никогда не отправляйтесь по адресам, куда они говорят Вам идти. Никогда не отвечайте на их вопросы. Будьте готовы к худшему. Лютые волки в погонах. Дашь волку рукуон захочет попробовать и вкус твоей ноги.

Даже если они говорят ласковым голосомне верь им, потому что семь мерзостей в их сердце.

Но может быть, (нет, нет, и нет, такое бывает только с честным), они сталкиваются со всеми обычными бытовыми проблемами: у них тоже маленькая зарплата, которую выплачивают не всегда вовремя, часто неработающие, сварливые жены и плохо успевающие в школе, прыщавые дети‑подростки. И главное — у них частенько вообще нет собственных квартир. Бедный и бесквартирный Штирлиц.

Штирлиц Оруэлл '1984'

Чистая фантазия — образ товарища Штирлица, павшего в бою смертью храбрых. Бывали случаи, когда Старший Брат посвящал «наказ» памяти какого-нибудь скромного рядового партийца, чью жизнь и смерть он приводил как пример для подражания. Правда, такого товарища на свете не было, но несколько печатных строк и одна-две поддельные фотографии вызовут его к жизни.

В трёхлетнем возрасте товарищ Штирлиц отказался от всех игрушек, кроме барабана, автомата и вертолёта. Шести лет — в виде особого исключения — был принят в разведчики; в девять стал командиром отряда. Одиннадцати лет от роду, услышав дядин разговор, уловил в нём преступные идеи и сообщил об этом в полицию мыслей. В семнадцать стал районным руководителем Молодёжного антиполового союза. В девятнадцать изобрёл гранату, которая была принята на вооружение министерством мира и на первом испытании уничтожила взрывом тридцать одного евразийского военнопленного. Двадцатитрехлетним погиб на войне. Летя над Индийским океаном с важными донесениями, был атакован вражескими истребителями, привязал к телу пулемёт, как грузило, выпрыгнул из вертолёта и вместе с донесениями и прочим ушёл на дно; такой кончине, сказал Старший Брат, можно только завидовать. Старший Брат подчеркнул, что вся жизнь товарища Штирлица была отмечена чистотой и целеустремлённостью. Товарищ Штирлиц не пил и не курил, не знал иных развлечений, кроме ежедневной часовой тренировки в гимнастическом зале; считая, что женитьба и семейные заботы несовместимы с круглосуточным служением долгу, он дал обет безбрачия. Он не знал иной темы для разговора, кроме принципов социализма, иной цели в жизни, кроме разгрома евразийских полчищ и выявления шпионов, вредителей, мыслепреступников и прочих изменников.

Не наградить ли товарища Штирлица орденом «За выдающиеся заслуги»?; решил всё-таки не награждать — это потребовало бы лишних перекрёстных ссылок.

Товарищ Штирлиц, которого и в помине не было час назад, обрёл реальность. Занятно, что создавать можно мёртвых, но не живых. Товарищ Штирлиц никогда не существовал в настоящем, а теперь существует в прошлом — и, едва сотрутся следы подделки, будет существовать так же доподлинно и неопровержимо, как Карл Великий и Юлий Цезарь.

Погранвойска

В отличие от сталинского Штирлица, офицер ФСБ на границе — самый настоящий. Злобный. Гадкий. Лживый. Подлый. Опасный.

Товарищ Твардовский, дедушка, сейчас вместо немецких окопов — свои охотятся на своих. Аж реветь охота. Для чего ты умирал? Для чего ты воевал? Ради гадов на земле? Вместо вороных коней — чёрные иномарки с русскими патрульными и их начальством. ОНИ не свои — настоящие враги.

Свои чувства о напускной вежливости работников отдела госбезопасности выразил современник Пушкина Иван Иванович Дмитриев, переводя стихи английского поэта Попа:

Так выученный пёс пред дичию вертится,
Теребит, но вонзить зубов в неё боится.
Вглядись в него: я бьюсь с тобою об заклад,
Какого рода он, не скажешь мне впопад!
Мужчина, женщина ль? не то и не другое,
Едва ль и человек, а так... что-то живое,
Которое всегда клевещет иль поёт,
Иль свищет, иль хулу и на Творца несёт;
Пременчивая тварь: в кокетстве хуже дамы,
То философствует, то мечет эпиграммы,
Пред женщинами враль, пред государем льстец,
Сердечкин и нахал, и пышен, и подлец.
Таков прекрасныя был Евы искуситель,
Невинности ея и рая погубитель:
Взор ангела имел сей ядовитый змей,
Но даже красотой он ужасал своей;
Для видов гордости приветливым казался
И для тщеславия смиренно пресмыкался.

Конечно, к пермскому отделу ФСБ это никак не относится, в Перми офицеры ФСБ все миленькие, добренькие, беленькие и пушистенькие.

Мы готовы расстрелять не единицы, а сотни и тысячи; ежели понадобится миллион, то и миллион! (матрос Железняк при разгоне III Всероссийского съезда Советов)

А как известно, мы народ горячий...

А как известно, мы народ горячий
И не выносим нежностей телячьих,
Но любим мы зато телячьи души,
Любим бить людей,
Любим бить людей,
Любим бить людей
И бить баклуши.

Мы раз-бо-бо-бо-бойники,
Разбойники, разбойники.
Пиф-паф, и вы покойники,
Покойники, покойники,
Пиф-паф, и вы покойники,
Покойники, покойники.

А кто увидит нас, тот сразу ахнет,
И для кого-то жареным запахнет,
А кое-что за пазухой мы держим,
К нам не подходи, 
K нам не подходи,
К нам не подходи, 
А то зарежем!

Рашша отдана в руки Злого. Если хозяина дома назвали Веельзевулом, то разве не назовут так же его домашних?

День чёрного отчаяния. Только в Японию меня не выдворяйте!

Чёртова дыра

Полазна — деревня маленькая, и лежит она на высоком холме, так что когда едешь в лунную ночь по большой дороге и взглянешь вверх, на холм‑курган, а потом вниз, на тёмную речку, то кажется, что луна впала невероятно далеко в бездонной пропасти и что в здесь царство мёртвых, империя смерти.

Имеет сельская свобода
Свои вонючие права,
Как и надменная Москва.

Здесь лес и речка, день чудесный,
Волчары, зайцы и лисы́.
Гетера, торжествуя,
Объявой украшает путь;
Её полиция почуяв,
Плетется рысью как-нибудь;
Бразды пушистые взрывая,
Ржаво-дырявый-УАЗ взывает.

Наивный должничок, объяву отрывая,
Берёт десятый уж кредит,
Судебный цербер, весь в погонах,
Из ВАЗа пристально следит.

На Чёрном озере нагая
Школярша губы обнажит,
Ей между ног школяр взрирая,
Сегодня в мамы посвятит.

Паситесь, мирные народы!
Вас не разбудит чести клич.
К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Наследство их из рода в роды
Ярмо с гремушками да бич.

По общему наблюдению приезжих, россияне умеют подолгу разгильдяйски отдыхать. Впрочем, работники они тоже никудышные. Объяснение простое: солдат спит — служба идёт. Также денежная инициатива полностью отсутствует: у депутата будешь весь день работать бесплатно, у гендиректора дома — тоже. Работодатели обеспечивают правящий класс деморабами (от слова демократия, только наоборот: править народом).

9 начальников и 1 работник

В Полазне «От работы не будешь богат, а будешь горбат» (Н.А. Некрасов. Кому на Руси жить хорошо).

Самые лживые, скупые, обозлённые, грубые, жирные скупердяи скряги-гендиректора-депуты в мире — русские.

Начальство в пгт. Полазна се́ло всем на шею. За зарплату в 15т.р. у Тебя тут будет 9 начальников с зарплатой в 50т.р. – 500т.р. Будешь бегать от одного к другому, от базы отдыха Смолокурка и до рыбацкой картели, до самого села "Бесово", чтобы защитили от произвола и самодурства. В итоге выжмут все соки и выбросят вон. Спаси нас Боже, от властей. Быстрее китайский выучишь, чем помощи дождёшься.

Деревня Пеньки под пгт. Полазна, там находится отворот к дальнему пляжу Полазны, к рыболовной картели. Как же уместно говорит об этой деревне Несчастливцев Островского: 'Аркадий, нас гонят. И в самом деле, брат Аркадий, зачем мы зашли, как мы попали в этот лес, в этот сыр-дремучий бор? Зачем мы, братец, спугнули сов и филинов? Что им мешать! Пусть их живут, как им хочется! Тут все в порядке, братец, как в лесу быть следует. Старухи выходят замуж за лицеистов, молодые девушки режут собственные ноги от горького житья у своих родных: лес, братец'.

И вот они опять, знакомые места,
Где жизнь текла отцов твоих,
                            бесплодна и пуста,
Текла среди пиров, бессмысленного чванства,
Разврата грязного и мелкого тиранства;
Где рой подавленных и трепетных рабов
Завидовал житью последних барских псов,
Где было суждено депутский мир увидеть,
Где научился я терпеть и ненавидеть.

Вот серый, старый дом… Теперь он пуст и глух:
Ни женщин, ни собак, ни гаеров, ни слуг, -
А встарь?.. Но помню я:
                        здесь что-то всех давило,
Здесь в малом и большом
                        тоскливо сердце ныло.

И грудь моя полна враждой и злостью новой…
Нет! в юности моей, мятежной и суровой,
Отрадного душе воспоминанья нет;
Но всё, что, жизнь мою опутав с детских лет,
Проклятьем на меня легло неотразимым, — 
Всему начало здесь, в твоём краю родимом!..

И с отвращением кругом кидая взор,
С отрадой вижу я, что срублен тёмный бор — 
В томящий летний зной защита и прохлада, — 
И нива выжжена, и праздно дремлет стадо,
Понурив голову над высохшим ручьём,
И набок валится пустой и мрачный дом,
Где вторил звону чаш и гласу ликованья
Глухой и вечный гул подавленных страданий,
И только тот один, кто всех собой давил,
Свободно и дышал, и действовал, и жил…
                    Некрасов, 'Родина'

Как и бо́льшая часть страны толстопузых министров, этакого тоталитарного режима, где никто не желает работать, некоторые — потому что у них уже всё есть, другие — потому что работа лично для них абсолютно ничего не меняет ни в статусе, ни в финансовом положении, страна, где они вкалывают и всё равно умирают запуганными, униженными холопами-рабами, Полазна — тёмный, грязный, мрачный посёлок, и там почти все живут впроголодь; сотни и тысячи бедняков ходят разутыми и не имеют крыши над головой. Посёлок трущоб, где снуют несытые люди в худых башмаках. Детям приходится работать двенадцать часов в день на жестоких хозяев; если они работают медленно, их ругают матом, штрафуют, заставляют работать месяцами бесплатно, а питаются они чёрствыми корками и водой. Но среди этой ужасной нищеты стоят большие красивые дома богачей, которым прислуживают иногда до тридцати слуг. Богачи называются олигархами. Это толстые уродливые люди со злыми лицами. Они носят чёрные шёлковые брюки — форменную одежду олигархов, и больше никто не смеет её носить. Олигархам принадлежит всё на свете, а остальные люди — их рабы. Олигархам принадлежит вся земля, все дома, все предприятия и все деньги. Того, кто их ослушивается, бросают в тюрьму или же выгоняют с работы, чтобы уморить голодом. Когда простой человек разговаривает с олигархом, он должен пресмыкаться, кланяться, снимать шапку и называть его 'господин'. Самый главный олигарх именуется президентом и так как…

«Кандидат в президенты был всего один, поэтому его избрали единогласно» (Оруэлл).

«Да — были ли выборы‑то, может, выборов‑то и не было?» (Максим Горький).

Герой нашего времени, один из шайки олигархов, бывший генеральный прокурор Пермского края Александр Кондалов, вор и взяточник, амнистирован судом в 2019 году, 'раскаялся'. Признали виновным в коррупции на сто миллионов рублейосвобождён от наказания со снятием судимости. Живёт в Израиле. Дом 264 кв.м. в пгт. Полазна, 4 счёта в Сбербанке. Арест с имущества и счетов снят.

У поклонников Ваа́ла, кому дано много, мало потребуют, а тому, кому доверено всё, даруют иммунитет от суда. Круговая порука. Кто взял 4 миллиарда рублей, до сих пор так и не нашли.

«Товарищи! Не забивайте себе голову этими деньгами. Ими займутся». И вечером было замечено, что деньги исчезли.

— Товарищи! — взывал он. — Я надеюсь, вы не думаете, что мы, свиньи, взяли себе деньги и затарились Мерседесами и трюфелями из эгоизма или корысти? Да многие из нас терпеть не могут ни Мерседесы, ни трюфли. И я в том числе. Мы берём их лишь для того, чтобы поддержать своё здоровье. В трюфелях (а это точно доказано наукой, товарищи) содержатся вещества, необходимые для нормальной жизнедеятельности свиней. Мерседесы, кстати сказать, очень удобные. Но не слишком удобные, а в самую меру, именно такие, скажу я вам, товарищи, и требуются нам при том, какой ответственной работой мы занимаемся. Свиньи — работники умственного труда. Руководство и управление фермой целиком лежит на нас. И днём, и ночью мы работаем на ваше благо. И на Мерседесах ездим, и в бассейнах купаемся, и трюфели мы едим тоже ради вас же самих.

Ярые последователи культа Ваа́ла коллективно выбросили деньги на Мерседесы, бассейны и трюфли свиньям.

Оруэлл, 'Скотный двор' аудио‑книга

Не давайте Мерседесы собакам и не бросайте трюфели перед свиньями, чтобы они не затоптали их ногами, а потом не повернулись и не растерзали вас!

глава 1

глава 2

глава 3

глава 4

глава 5

глава 6

глава 7 часть 1

глава 7 часть 2

глава 8 часть 1

глава 8 часть 2

глава 9 часть 1

глава 9 часть 2

глава 10 часть 1

глава 10 часть 2

Оруэлл, '1984' избранное

4 Апреля

5 Апреля, часть 2

7 Апреля, часть 1

7 Апреля, часть 2

8 Апреля, часть 1

8 Апреля, часть 2

Олигархический коллективизм, часть 1

Олигархический коллективизм, часть 2

Олигархический коллективизм, часть 3

Олигархический коллективизм, часть 4

1984 целиком:

Почти все басни Крылова: Крылов, 'Басни'. Аудиокнига

программа для извлечения файлов из архива 7-zip

Все выборы, выигранные с перевесом более 70% — фиктивные (теория вероятностей).

«Прошлое не просто было изменено. Оно уничтожено. Историю, как старый пергамент, выскабливают начисто и пишут заново – столько раз, сколько нужно. Это даже не подлог: просто замена одного вздора другим. Эти данные по большей части вообще не имеют отношения к действительному миру — даже такого, какое содержит в себе откровенная ложь. Статистика в первоначальном виде — такая же фантастика, как и в исправленном. Чаще всего требуется, чтобы ты высосал её из пальца.
Так например управление экономической безопасности предполагало выпустить в 4-м квартале 145 миллионов пар обуви. Сообщают, что реально произведено 62 миллиона. Статист же, переписывая прогноз, уменьшил плановую цифру до 57 миллионов, чтобы план, как всегда, оказался перевыполненным. Во всяком случае, 62 миллиона ничуть не ближе к истине, чем 57 миллионов или 145. Весьма вероятно, что обуви вообще не произвели. Ещё вероятнее, что никто не знает, сколько её произвели, и, главное, не желает знать. Известно только одно: каждый квартал на бумаге производят астрономическое количество обуви, между тем как половина населения России ходит босиком. То же самое — с любым документированным фактом, крупным и мелким.

Всё расплывается в призрачном мире. Не то что количество голосов, даже сегодняшнее число едва ли самостоятельно определишь. Ни слова тут нельзя доказать и нельзя опровергнуть. Очень может быть, что буквально каждое слово в исторических книжках — даже те, которые принимаешь как самоочевидные, — чистый вымысел. Всё расплывается в тумане. Прошлое подчищено, подчистка забыта, ложь стала правдой. Ведь нет и никогда уже не будет исходных данных для проверки.

Телеэкран всё извергает сказочную статистику. По сравнению с прошлым годом стало больше еды, больше одежды, больше домов, больше мебели, больше кастрюль, больше топлива, больше кораблей, больше вертолётов, больше книг, больше новорождённых — всего больше, кроме болезней, преступлений и сумасшествия.

Я с возмущением думал о своем быте, об условиях жизни. Всегда ли она была такой? Всегда ли был такой вкус у еды? Низкий потолок, грязные от трения бесчисленных тел стены; обшарпанные металлические столы и стулья, гнутые ложки, щербатые тарелки, грубые белые кружки; все поверхности сальные, в каждой трещине грязь; и кисловатый смешанный запах пива с алюминиевым привкусом, скверного выдохшегося кофе, пахнущего крысами сахара, подливки с видом расплавленной меди и заношенной одежды. Всегда ли так неприятно было желудку и коже, всегда ли было это ощущение, что ты обкраден, обделён? Сколько я себя помнил, еды никогда не было вдоволь, никогда не было целых носков и белья, мебель всегда была обшарпанной и шаткой, комнаты — нетопленными, поезда в метро — переполненными, дома — обветшалыми, магазины — затхлыми, овощи — подгнившими, орехи — прогорклыми, хлеб — тёмным, кофе — гнусным, свежий чай — редкостью: ничего дешёвого и в достатке, кроме синтетического пива. Если тошно тебе от неудобного, грязного, скудного житья, от нескончаемых зим, заскорузлых носков, вечно неисправных лифтов, от ледяной воды, шершавого мыла, от странного и мерзкого вкуса пищи, не означает ли это, что такой уклад жизни ненормален?

Как узнать, сколько тут лжи? Может быть, и вправду средний человек живет сейчас лучше, чем до империализма. Единственное свидетельство против — безмолвный протест у тебя в потрохах, инстинктивное ощущение, что условия твоей жизни невыносимы, что некогда они наверное были другими. Самое характерное в нынешней жизни — не жестокость её и не шаткость, а просто убожество, тусклость, апатия.

Искажённый Мир Шекли

В Искаженном Мире нет ничего невозможного и даже ничего невероятного. Ничто здесь не обязательно, ничто не необходимо. Отчасти это неважно, ибо ничто не вечно под луной, кроме наших иллюзий. Но никто не хочет, чтобы его иллюзии оказались под угрозой, и потому мы стараемся выяснить, в чьей на самом деле стране мы живём. На нашей земле или на ихней? Нет ли здесь приметной детали, не соответствующей той стране, где мы родились? А может быть, таких деталей несколько? Я ищу их во имя своего душевного покоя. Всё вроде на своих местах. Жизнь идёт заведённым чередом: отец‑физик копает огород, чтобы поесть, мать‑химик, как всегда, торгует пирожками вразнос на центральном рынке. Кажется, всё в порядке. Лондон дружит с жирными русскими, Оксфорд — с Пермью. Разве не всегда китайцы были основными посетителями Зимнего Дворца? Разве не всегда немцы отправляли эшелоны всякой гадости на Урал? Возможно, изменилась память, так что всё равно ничего не выяснишь.

Я лежу под привычным зелёным небом Перми и обдумываю это предположение. Оно кажется маловероятным. Разве жирные русские не перекочёвывали по‑прежнему каждый год в Британию? Разве не всегда церкви, не благословляющие войну и политику государства, конфисковывали, а самих верующих отправляли на зону, лишали гражданства и выдворяли из страны? Разве не всегда негде было жить? Разве не всегда бездомные спали на тротуаре Невского Проспекта? Разве не всегда Москва была смертельно опасна для проживания? Разве не всегда я проводил всё лето на улице? Разве не всегда учёба, получение медалей, крутых дипломов была бесполезной тратой времени, а труд — бесплатным, неоплачиваемым? Разве не всегда университетами, министерствами и всеми комиссиями заправляли пентюхи? Разве не всегда все друзья были настоящими подонками, с погонами и без? Разве не всегда полицейские были нетрезвыми, а офицеры ФСБ — роботами? Разве не всегда отклонение от заданного курса было невозможно? Разве не всегда запрещалось иметь собственную голову и озвучивать собственные чувства и заветные мысли? Разве не всегда слепая преданность партии и её вождям была главной добродетелью?

Меня успокаивают эти привычные ощущения. Всё кажется таким же, как всегда. И потому я охотно и благосклонно принимаю свой мир за чистую монету, отказываюсь от любимой девушки по приказу, женюсь на уборщице, с которой мне не разрешают разорвать помолвку, и живу с нею долго и счастливо.

Разве не всегда хотелось сдохнуть от такой жизни? Разве не всегда хотелось смерти всех обидчиков? Разве не всегда хотелось знать, как выбраться из этого ежедневного кошмара?

Конституция на заборе за амбаром

Добра ты, царска грамота, да не при нас ты писана (Н.А. Некрасов. Кому на Руси жить хорошо).
Я глупостей не чтец, а пуще образцовых (А.С. Грибоедов. Слова Чацкого).
Я её не читаю, потому что всё равно там ничего толкового не написано.
Врагом является сознание, действующее по принципу граммофона
(Оруэлл. Скотный Двор. Свобода печати).

'Не изменились ли семь заповедей, Бенджамин?' Единственный раз Бенджамин согласился нарушить свои правила и прочёл ей то, что было написано на стене. Всё было по‑старому — кроме одной заповеди. Она гласила: 'Все животные равны. Но некоторые животные равны более, чем другие'.

Спокойной ночи, малыши!

Революцию устраивают фанатики, осуществляют глупцы, а её плодами пользуются мерзавцы.

Свиньи, Собаки и Кролики.

«'Если у вас есть рабочий скот, то у нас есть рабочий класс!'

Теперь было ясно, что случилось со свиньями. Оставшиеся снаружи переводили взгляды от свиней к людям, от людей к свиньям, снова и снова всматривались они в лица тех и других, но уже было невозможно определить, кто есть кто» (Оруэлл. Скотный двор).

С власть имущих сорваны маски Макиавелли и обнажена подлинная звериная сущность.

Что сказал Бог

Но если есть надежда, то она — в Боге. За эту идею надо держаться. Когда выражаешь её словами, она кажется здравой; когда смотришь на свою жизнь на улицах Москвы и Питера, верить в неё — подвижничество. Мистическая истина и очевидная нелепость.

Досточтимый губернатор, благодаря тебе мы обрели великий мир, и благодаря твоей дальновидности в этом народе совершаются преобразования, и мы всегда и всюду с глубочайшей благодарностью принимаем их. Но я осмелюсь напомнить тебе слова Вольтера Шатильонского о твоей неуёмной гордости твоим высшим юридическим:

А ещё от знаний вред по другой причине —
Чванства в многознающем больше, чем в павлине!

Всякая душа пусть будет покорна высшим властям, ибо власти занимают кресла, отведённые им Богом.

Бойся Бога и царя, и с мятежниками не сообщайся, потому что внезапно придёт их погибель. Kто знает, какое бедствие приведут на мятежников Бог и царь?

Даже в своей спальной комнате не злословь богатого, потому что птица крылатая услышит и передаст твои слова.

Достопочтеннейший всемудрый мой читатель, я не безумствую, а говорю твоей лучезарной особе слова истины и здравого смысла.

«Я посылаю вас как овец среди волков, поэтому будьте осторожны, как змеи. Будьте осторожны с людьми, потому что они будут отдавать вас в местные суды и бить плетью. Из‑за меня вас поведут к правителям и царям для свидетельства им и другим народам. Брат отдаст на смерть брата, и отец — ребёнка, и дети восстанут против родителей и отдадут их на смерть. Все будут ненавидеть вас из‑за моего имени, но кто выстоит до конца, тот спасётся. Если хозяина дома назвали Веельзевулом, то разве не назовут так же его домашних?

Они исполнены всякой неправедности, нечестия, жадности, зла, полны зависти, убийств, раздоров, обмана, злобы; они сплетники, наговорщики, богоненавистники, наглы, высокомерны, самонадеянны, изобретательны на злое. Нет делающего добро, нет ни одного. Их гортань — открытая могила, свой язык используют для обмана. У них во рту — яд гадюк. Их уста полны проклятий и горечи. Их ноги скоры на пролитие крови. Гибель и несчастья на их путях, и путь мира они не узнали. Нет страха перед Богом в их глазах. Они точно знают праведный закон Бога — что занимающиеся такими делами достойны смерти,— однако не только продолжают их делать, но и одобряют тех, кто занимается такими делами.

Идти к ним можно только в полном боевом снаряжении, в броне и с копьём.

Всегда носите портативную камеру и диктофон, разговаривая с представителем пятиметровых букв ВЛАСТЬ. Скидывайте записи через сим‑карту сразу же в интернет в соцсети, ютюб, онлайн‑хранилища и диски, чтобы записи не были удалены при обнаружении и не были разрушены грубой физической силой при нападении на Вас представителей пятиметровых букв.

Воздержись от визитов к Вашему религиозному руководителю, ибо на допросе городской надзирала спросит: 'сколько раз в день вы занимаетесь мастурбацией?' Гордо отвечай ему: "Восемь!!!" (Всегда носи маску, лифчик и трусики, и базовое средство самозащиты).

Не думайте, что я пришёл принести на землю мир. Я пришёл принести не мир, а меч. Ведь я пришёл, чтобы разделить. И домашние человека станут его врагами. И тот, кто не несёт своего столба позора, и не следует за мной, недостоин меня.
Кто хочет быть другом Системетот становится врагом Богу».

Самый страшный грех — это неверие. Неверие и, как следствие, непокорность.

Так как самонадеянность, небрежность, наивность, неверие собственным глазам, ушам, и органам чувств, неспособность осознать масштаб совершаемого зла приглашает катастрофу.

Амбара страж, усатый кот
За мышью крадется с лежанки,
Протянется, идет, идет,
Полузажмурясь, подступает,
Свернется в ком, хвостом играет,
Готовит когти хитрых лап
И вдруг бедняжку цап-царап.

Так хищный волк, томясь от глада,
Выходит из глуши лесов
И рыщет близ беспечных псов
Вокруг неопытного стада;
Всё спит, и вдруг свирепый вор
Ягненка мчит в дремучий бор.
"О земля, не скрывай мою кровь. И да не будет покоя эху моего крика".

Не бойтесь их. Ведь нет ничего скрытого, что не раскроется, и тайного, что не станет явным. Что говорю вам в темноте, говорите при свете, и что произносится шёпотом, проповедуйте с крыш.

«Если свобода что-нибудь да означает, она означает право говорить людям то, что они не хотят услышать. Свобода — это возможность сказать, что дважды два — четыре, камни — твёрдые, вода — мокрая, предмет, лишённый опоры, устремляется к центру Земли. Есть правда и есть неправда, и, если ты держишься правды, пусть наперекор всему свету, тобой движет здравый смысл.

Ведь здравый рассудок, как и глаза, уши, органы осязания, обоняния, вкуса, — понятие не статистическое» (Оруэлл. Свобода печати. 1984).

Есть горящая жажда справедливой Божьей кары, прошу, чтобы рашша погрузилась в ад и ванны крови, а Хиросима и Нагасаки были в Москве и Питере, Чернобыль — в Екатеринбурге, в центре Перми зияла 10‑и километровая дыра, Добрянский район с пгт Полазна вырезали друг друга в мародёрстве посреди кислотных дождей.

Но если пятиметровые буквы ВЛАСТЬ всё делают правильно, значит всё хорошо, и ничего, ровным счётом ничего не изменится и за следующие 25 лет. Депуты всё так же будут плавать в личных бассейнах в виллах возле Камы, ФСБ‑пограничники пилить столетние ивы в центре посёлка, чтобы установить себе столбик, и жрать трюфели за 250 тысяч рублей в столовой «Охотничьи Сезоны» от Трутнева (где шеф‑повар с высшим экономическим образованием, и ах, какая громкая многозначная фамилия), а их тупорылое нарко‑гомиковское отродье тыкать в меня пальцем на Арбате и смеяться, ха, ха, ха, нищий голодный бездомный бог России.

Яхве, уничтожь жирную Россию!!! О рашша, счастлив тот, кто схватит твоих детей и разобьёт о камни у Башни Смерти!

Москоу, Москоу, 
Закидаем бомбами, 
Разровняем танками, 
Будет вам Олимпиада, 
Охохохохо! 
На развалинах Кремля 
Мы построим лагеря! 
Ахахахаха! 
Москоу, Москоу, 
Не добили в 45-м, 
Так добьем в 80-десятом, 
Охохохохо!

Судный пристав по болоту,
По траншейкам торфяным
Садит вновь из миномётов — 
Что ты хочешь делай с ним.
Адреса разведал точно,
Шлёт повестки спешной почтой,
И лежишь ты, адресат,
Изнывая, ждёшь за кочкой,
Скоро ль мордой влепит в зад.

А Полазна — мох, болото,
Край от мира в стороне.
И стоит за тем болотом
У конца лесной тропы.

Чтоб осталось ровным счётом
От поганого посёлка,
Как вонючих три окурка,
Обгорелых три трубы.

Чтоб с открытых и закрытых
Огневых — кому забыть! — 
Было бито, бито, бито,
Чтоб, казалось, что там бить?

Чтоб в щебёнку каждый камень,
В щепки каждое бревно.
Чтобы звали там Полазной
Место чёрное одно.

Захват 3

Товарищ главнокомандующий, а при империализме принудительная неоплачиваемая работа для невиновных будет? Суворов, 'Освободитель'

ПРИ ЗАХВАТЕ: Только в этот момент есть реальная возможность скрыться. Нельзя просто стоять на месте. Если есть такая возможность, необходимо убежать с места предполагаемого захвата.

ЕСЛИ ВЫ ВДРУГ ОКАЗАЛИСЬ ЗАХВАЧЕННЫМИ: Нужно настроиться на то, что моментально Вас никто не освободит. Нужно психологически настроить Себя на длительное пребывание рядом с ними. При этом необходимо твёрдо знать, что в конечном итоге Вы обязательно будете освобождены. Находясь рядом, необходимо установить с ними общий психологический контакт, но не желайте с ними тесно сближаться.

Снимите каску, кепку, капюшон, шапочку, чёрные очки, бандану, повязку, маску. Установите зрительный контакт. Покажите лицо и глаза, что Вы тоже человек. Ведите себя тихо. Будьте буддой. Боевую ярость направьте на сохранение собственной жизни и здоровья.

Войну выигрывает тот, у кого на 5% больше людей, на 5% выше качество питания, на 5% мощнее оборудование.

Герои и мцыри погибают. Быстро.

Для проигравших механизмов компенсации не предусмотрено. Сражайтесь за свою жизнь и свободу. Статуя свободы в Нью‑Йорке сделана из Уральской меди.

Стройте, с клавиатурой в одной руке, с дротиком в другой и с мечом на поясе.

«Потому что тех, кто с нами, больше, чем тех, кто с ними». И, обратившись в молитве, Елисе́й сказал: «Яхве, пожалуйста, открой ему глаза, чтобы он увидел». Яхве открыл слуге глаза, и тот увидел, что все горы вокруг Елисе́я заполнены огненными конями и боевыми колесницами.

Будь смел и настойчив с властями для восстановления справедливости.

Люби себя. Пиши заявы на них всех!
Завали бюрократов заявлениями. Пригласи друзей и родственников.
Пусть сожрут друг-друга вместе с горой заявлений.
Пусть они не спят по ночам. Пусть они стреляются и вешаются.
Зайди в приёмную, попроси каждого сидячего предъявить документы. (Лежащих уже избили.)
Подай заявы в тот же день и через интернет в головной офис, в каждое логово.
Купи себе самый большой хачапури, пока ждёшь дежурного!
Он обязательно приедет через 4 часа.
Скажет тебе: 'Проваливайте, ну что вам от меня надо', 'У меня сегодня выходной', 'Я уже и так вам с утра выделил 10 минут.'
Будь на них в гневе , но не греши; ибо власти занимают кресла, отведённые им Богом.
Никогда никого не жди. Пиши заяву прямо здесь и сейчас, на этом столе, при всех.
Пусть отдаются тебе, как мокрые от сладострастного возбуждения школьницы с наполнившимися от страсти грудями и налитыми сосцами‑вишнями, на столе у Чёрного озера.
Пусть они дохнут от злобы и отчаяния.
Ибо не умеют они ни печатать, ни работать ни руками, ни пером, ни удочкой.
Только графином и гранёным стаканом в кабинете начальника. Вот тогда они герои Советского Союза.
И всегда можно продолжить с фляжкой, принесённой с собой. И дополнить дома из горла бутылки. Ведь там, где все заняты бумажками, водка не продаётся!
Ибо повышение зависит от поимки невиновных, применения унижений и немыслимых пыток.
Скажи им: "Примите заявление", обратись к ним по фамилии‑имени‑отчеству. И — "Что я написал, то написал."
Тебя собираются распять власти?
" — Не говоришь со Мной? Или не знаешь, что в Моей власти освободить тебя и в Моей власти казнить тебя на столбе?"
" — Ты не имел бы надо мной никакой власти, если бы она не была дана тебе свыше.
Поэтому бо́льший грех на том, кто о́тдал меня тебе." Христос и Понтий Пилат
Настаивай на своей праведности и чистой совести.
"Доколе не умру, не отступлю от своей непорочности."

Тёркин Твардовского:

— В своём болоте
Ты находишься сейчас.
Ты в цепи. Во взводе. В роте.
Ты имеешь Гугл и Скайп.

Даже сетовать неловко
При такой, чудак, судьбе.
У тебя в руках компьютер,
Телефоны при тебе.

У тебя — в тылу ль, на фланге, — 
Сам не знаешь, как силён, — 
Есть попутки, поезд, самолёт.
Ты, брат, — это батальон.
Полк. Дивизия. А хочешь — 
Фронт. 

Фестиваль Зомби

Металлическая Мурка Владимира Зеленцова и текстом Пушкина, Лермонтова, Грибоедова, Ядова, Твардовского; очень громкое 'Мяу!' для Кристины:

Прибыла в Полазну банда из Кремля,
В банде кредиторы и судья.
Банда занималась тёмными делами,
И за ней следил СК.

Нефть качала дева, звали её Мурка,
Хитрая и смелая была.
Даже кредиторы — те боялись Мурки,
Палачёву жизнь она вела.

Вот пошли провалы, начались облавы,
Много стало наших пропадать.
Как узнать скорее — кто же стал Иудой,
Чтобы за измену покарать.

Раз пошли на дело, выпить захотелось,
Мы зашли в шикарный ресторан.
Там сидела Мурка в кожаной тужурке,
А из-под полы торчал наган.

Слушай, в чём же дело, что ж ты не имела,
Разве я тебя не одевал.
Кольца и браслеты, юбки и жакеты
Разве я тебе не добывал.

Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая,
Здравствуй, моя Мурка, и прощай.
Ты зашухарила всю нашу малину
И за это пулю получай.

Тебе — но голос музы тёмной
Коснётся ль уха твоего?
Поймёшь ли ты душою скромной
Стремленье сердца моего?
Иль посвящение поэта,
Как некогда его любовь,
Перед тобою без ответа
Пройдёт, непризнанное вновь?

Ты послушай по порядку
И подробно обо всём,
Что изведано горбом,
Что исхожено ногами,
Что испытано руками,
Что повидано в глаза,
И о всём, о чём нельзя.

Речь идёт о том болоте,
Где борьба стелила путь,
Где вода была мне
По колено, грязь — по грудь;
Где в трясине, в ржавой каше,
Безответно — в счёт, не в счёт — 
Шёл, и полз, лежал я
Днём и ночью напролёт. 

Куда, реченька, течёшь?
В сторону мою, родимую,
Может, где-нибудь свернёшь.
Может, где-нибудь излучиной
По пути зайдёшь туда,
И под проволокой колючею
Проберёшься без труда,
Меж ненашими окопами,
Мимо ФСБ-постов,
Возле пушек, в землю вкопанных,
Промелькнёшь из-за кустов.
И тропой своей исконною
Протечёшь ты там, как тут,
И ни пешие, ни конные
На пути не переймут,
Дотечёшь дорогой кружною
До родимого села.
На мосту солдаты с ружьями,
Ты под мостиком прошла...

— Ведь я не речка;
Чтоб легко туда шмыгнуть.
И кругом тут ИХ порядки,
И ходил сторонкой, боком
Ты по улочке своей, — 
Жить живи, дышать не смей.

Я ограблен и унижен, 
Как и ты, одним врагом. 
Я дрожу от боли острой, 
Злобы горькой и святой. 
Мать, отец, родные сёстры 
У меня за той чертой. 
Я стонать от боли вправе 
И кричать с тоски клятой. 
То, что я всем сердцем славил 
И любил, — за той чертой,
За Берлинскою стеной.

Тогда, пустых не тратя слёз,
В душе я клятву произнёс:
Хотя на миг когда-нибудь
Мою пылающую грудь
Прижать с тоской к груди другой,
Хоть незнакомой, но родной.
Увы! теперь мечтанья те
Погибли в полной красоте,
И я как жил, в земле чужой
Умру рабом и сиротой.

Я знал одной лишь думы власть,
Одну — но пламенную страсть:
Она, как червь, во мне жила,
Изгрызла душу и сожгла.
Она мечты мои звала
От келий душных и молитв
В тот чудный мир тревог и битв,
Где в тучах прячутся скалы,
Где люди вольны, как орлы.

Я эту страсть во тьме ночной
Вскормил слезами и тоской;
Знай, этот пламень с юных дней,
Таяся, жил в груди моей;
Но ныне пищи нет ему,
И он прожёг свою тюрьму.

Меня печалит лишь одно:
Повесть горьких мук моих
Не призовёт меж стен глухих
Вниманье скорбное ничьё
На имя тёмное моё.

Нет, я не плачу, и не рыдаю,
Ведь теперь у меня есть пулемёт,
Вокруг патриоты: зомби‑в‑погонах и зомби‑бандиты.
Белеет мой парус, такой одинокий, на фоне больших кораблей.
Меня видно издалека, и легко превратиться в мишень.

Ведь нынче любят бессловесных.
Молчалины блаженствуют на свете!

Да и по коренным законам общества
В танцующем кавалере
Ума не полагается!

Не вынесла душа поэта
Позора мелочных обид,
Восстал он против мнений света
Один, как прежде… и убит!
Не вы ль сперва так злобно гнали
Его свободный, смелый дар
И для потехи раздували
Чуть затаившийся пожар?

А вы, надменные потомки
Известной подлостью прославленных отцов,
Пятою рабскою поправшие обломки
Игрою счастия обиженных родов!
Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда — всё молчи!..
Напрасно вы прибегнете к злословью:
Оно вам не поможет вновь,
И вы не смоете всей вашей чёрной кровью
Поэта праведную кровь!
Поэт отправлен по этапу,
Этап — протухшая страна.
У дома алкаши спилили
Клён — для производства нар,
Помехой ветви клёна стали
Для пограничников-господ.
А чтоб скорей про райский парк забыли,
Тренер дзюдо соорузил валютный бар!

Ходи с доской кленовой,
Содранной с деревянных нар,
Феррари и клён с гвоздями
Поженятся, хоть и нет тут пар.
Изящная жена Феррари, 
Кленовая доска с гвоздями! 

Прими с улыбкою, мой друг,
свободной музы приношенье:

Здесь современный человек
Изображён довольно верно
С его безнравственной душой,
Себялюбивой и сухой,
Мечтанью преданной безмерно,
С его озлобленным умом,
Кипящим в действии пустом.

Отрадно спать — отрадней камнем быть.
О, в этот век преступный и постыдный.
Не жить, не чувствовать — удел завидный.
Прошу, молчи. Не смей меня будить.

Ведь летней, тёплой ночи тьма
Душна как чёрная тюрьма.

Богат и злобен депутат. 
Его луга необозримы;
Табун Феррари там стоит;
Но хуже депутата — лейтенант:
Патриотически он ест швейцарский шоколад,
Патриотически он пьёт китайский чай,
Патриотически французское вино,
Патриотическая иномарка Шкода,
Патриотическая вилла в Лондоне:
Он — главный патриот. Чего?!
Он раб жирнющего желудка.
Кто мудр — тот от господ подале.
Стыдится дочери своя
И наркоты её маман‑судья.

Богат и злобен депутат.
Довольно у него друзей.
Свою омыть он может славу.
И может возмутить он Ленинград;
Опасных алча перемен,
Портрет он Путина снимая,
На части и полоски рвёт,
И Пушкина портрет на стену водружает.
Он чувств сдержать не может,
Свободы жажда и мечты,
Души его чаянья отобраны,
Военными разбиты на мелкие куски.
Но предприимчивую злобу
Он крепко в сердце затаил.
А между тем орлиным взором
В кругу домашнем ищет он
Себе товарищей отважных,
Неколебимых, непродажных.

Но старость ходит осторожно
И подозрительно глядит.
Чего нельзя и что возможно,
Ещё не вдруг она решит.
Кто снидет в глубину Байкала,
Покрытого недвижно льдом?
Кто испытующим умом
Проникнет бездну роковую
Души коварной? Думы в ней,
Плоды подавленных страстей,
Лежат погружены глубоко,
И замысел давнишних дней,
Быть может, зреет одиноко.
Как знать? Но чем Кащей бессменный злей,
Чем сердце в нём хитрей и ложней,
Тем с виду он неосторожней
И в обхождении простей.
Как он умеет самовластно
Сердца привлечь и разгадать,
Умами править безопасно,
Чужие тайны разрешать!
С какой доверчивостью лживой,
Как добродушно на пирах
Со старцами старик болтливый,
Жалеет он о прошлых днях,
Свободу славит с своевольным,
Поносит власти с недовольным,
С ожесточённым слёзы льёт,
С глупцом разумну речь ведёт!
Не многим, может быть, известно,
Что дух его неукротим,
Что рад и честно и бесчестно
Вредить он недругам своим;
Что ни единой он обиды
С тех пор как жив не забывал,
Что далеко преступны виды
Старик надменный простирал;
Что он не ведает святыни,
Что он не помнит благостыни,
Что он не любит ничего,
Что кровь готов он лить, как воду,
Что презирает он свободу,
Что нет отчизны для него.

Издавна умысел ужасный
Взлелеял тайно злой старик
В душе своей. Не дремлет
Его коварная душа;
Он, думой думу развивая,
Верней готовит свой удар;
В нём не слабеет воля злая,
Неутомим преступный жар.
И с кровожадными слезами,
В холодной дерзости своей,
Депута казни требует злодей…
Капут приходит депутату.

Мария, бедная Мария,
Не знаешь ты, какого змия
Ласкаешь на груди своей.
Какой же властью непонятной
К душе свирепой и развратной
Так сильно ты привлечена?
Кому ты в жертву отдана?
Своими тихими речами
В тебе он совесть усыпил;
Ты на него с благоговеньем
Возводишь ослеплённый взор,
Его лелеешь с умиленьем — 
Тебе приятен твой позор.

Полтава, Евгений Онегин, A.C. Пушкин Горе от ума, A.C. Грибоедов Василий Тёркин, А.Т. Твардовский Мцыри, Княгиня Лиговская,М.Ю. Лермонтов Дева Ночь, Микеланджело Буонаротти (перевод Ф. И. Тютчева)

Хороший. Плохой. Самое главное — у кого ружьё. Наш, Зловещие Мертвецы 3
Мир разделён на две половины: те, кто с пушкой, и те, кто работает лопатой. Клим Изя, Хороший, Плохой, и Отвратный
"Когда государство говорит, что тебе не нужна пушка — купи две. Каждому!!!" Христос, Евангелие от Луки | Операция "Ы"
Перо сильнее топора; насколько же больше клавиатура могучей пулемёта, и статья — ящика гранат! nakigoe.org
Если мой доктор скажет, что мне осталось жить только 6 минут, я просто продолжу печатать быстрее. Айзек Азимов
Я вернусь. Терминатор
Когда стреляешь — стреляй. Стреляй, а не разговаривай. Илья Бурлак, "Хороший, Плохой и Отвратный"
Важен не телефон — важна Ваша свобода действий и передвижения. Два часа Вашей личной инициативы и действий важнее двух часов бездействия на трубке. эксперт‑юрист
Табу создают не для того, чтобы охранять деньги, табу создают для того, чтобы деньги отбирать. Фукунага, Игра Лжецов
— Тов. президент, протестуют шахтёры!
— поднять зарплату шахтёрам.
— Тов. президент, протестуют медики!
— поднять зарплату медикам.
— Тов. президент, протестуют учителя!
— поднять зарплату учителям.
— Тов. президент, протестуют все!
— поднять зарплату ОМОНу.

Военные расходы с 2000 по 2019 в России выросли почти в три раза (на 175%), источник: Стокгольмский международный институт исследований проблем мира (СИПРИ). Вот кто украл все деньги:

"Полное отсутствие сострадания в Пермском крае! Выжимайте из них всё, что можно!!!" министр экономического развития РФ 2020

Сострадательный ты наш, только одна твоя квартира в Москве стоит 200 миллионов рублей. Я же живу на кухне‑коридоре, в нежилом помещении, чувствую себя Христом, вынужденным спать в стойле для животных, в кормушке для скотов. Или снимаю такое же отдельное жильё, уже больше 20 лет. А ещё есть любезно предоставленная Кремлём альтернатива поспать на скамейке в центре Москвы. Что, может проявишь сострадание, пригласишь в гости?

Что есть сострадание? Просто посочувствовать, ой какие Вы бедненькие, какие у Вас тяжёлые сумки, и пойти дальше, мимо?

Господин министр экономического развития РФ, вы всю жизнь толкуете о благе общества, о любви к человечеству. А что вы сделали? Кого накормили? Кого утешили? Вы тешите только самих себя, самих себя забавляете. Вы само воплощение сочувствия и заботливости; аж блевать тянет от такого горлопанского 'сострадания' в Instagram, как по‑русски писал А.С. Пушкин:

В твоей «Истории» изящность, простота
Доказывают нам, без всякого пристрастья,
Необходимость самовластья
И прелести кнута.

Между тем чиновники строят себе такие дачи с бассейнами и коттеджи вдоль Камы, что закачаешься от шока, истеричного отвращения к их бесстыдной роскоши.

А простые россияне должны жить в полуразвалившихся двухэтажных общежитиях‑бараках, ранее строившихся для Уральских заключённых, без горячей воды. Список такого жилья, построенного в Пермском крае более 70 лет назад, огромен.

«Люди, люди! Порождение крокодилов! Ваши слезы — вода! Ваши сердца — твердый булат! Поцелуи — кинжалы в грудь! Львы и леопарды питают детей своих, хищные враны заботятся о птенцах, а он, он... О, если б я мог остервенить против этого адского поколения всех кровожадных обитателей лесов! Возгорись пламенем, долготерпение мужа, обернись тигром, кроткий ягненок, каждая жилка наливайся злобой и гибелью! Я хотел бы превратиться в медведя, чтобы заставить всех полярных медведей двинуться на подлый род человеческий! О, я хотел бы отравить океан, чтобы из всех источников люди впивали смерть! О, если б я мог протрубить на весь мир в рог восстания и воздух, моря и землю поднять против этой стаи гиен!» (Шиллер)

Идет полномасштабная 'борьба с коррупцией'. Наглые жирные бесчувственные рожи. Куда деть миллиард? На освещение улицы.

Эта страна во тьме. В полном презрении тех, у кого всё пучком, к тем, кого забили и бросили на обочине. Рвать зубами, пробивать дорогу кулаками разрешено только полиции и бандитам на джипах, с которыми полицейские пьют вместе с наганом при исполнении. Коррупции у нас нет, так как на сайте МВД Пермского края о борьбе с коррупцией вывешиваются сообщения о россиянах, пытавшихся дать взятки полицейским; хотя само понятие коррупции подразумевает использование власти полномочными лицами для личной выгоды. Борьба полиции Пермского края с коррупцией заключается в охоте на россиян. Коррумпированы у нас россияне, живущие в бараках. А власть имущие все беленькие и пушистые, живут вдоль Камы, "держат банко, миллионо, и плеванто на законо". Губернатор 2019 (теперь уже министр экономического развития РФ) — звезда Пермского Инстаграма. Вот вам и 'Современная Ода' Некрасова:

Украшают тебя добродетели,
До которых другим далеко,
И — беру небеса во свидетели — 
Уважаю тебя глубоко…

Не обидишь ты даром и гадины,
Ты помочь и злодею готов,
И червонцы твои не украдены
У сирот беззащитных и вдов.

В дружбу к сильному влезть не желаешь ты,
Чтоб успеху делишек помочь,
И без умыслу с ним оставляешь ты
С глазу на глаз красавицу дочь.

Не гнушаешься тёмной породою:
«Братья нам по Христу мужички!»
И родню свою длиннобородую
Не гоняешь с порога в толчки.

Не спрошу я, откуда явилося,
Что теперь в сундуках твоих есть;
Знаю: с неба к тебе всё свалилося
За твою добродетель и честь!..

Украшают тебя добродетели,
До которых другим далеко,
И — беру небеса во свидетели — 
Уважаю тебя глубоко…

Инфляция

Когда налоги платить уже больше не с чего, помимо абсурдных штрафов и тарифов, самый простой способ выжимать деньги из населения — печатать деньги, чтобы платить военным, обесценивая деньги в карманах гражданских.

С 1998 рубль по отношению к доллару был обесценен правительством РФ более чем в 13 раз, что эквивалентно инфляции гораздо более чем в 1300%.

'Возьми кошелёк'

«Ступай ко мне, народ!
Смотри и покупай: вот порошок чудесный!
Он ум даёт глупцам,
Невеждам — знание, красоток — старикам,
Старухам — прелести, достоинства — плутам,
Невинность — преступленью;
Вот первый способ к полученью
Всех благ, какие нас удобны только льстить
Поверьте, говорю неложно,
Чрез этот порошок возможно
На свете всё достать, всё знать и всё творить;
Глядите!» — И народ стекается толпами.
Ведь любопытство не порок!
Бегу и я... но что ж открылось перед нами?
В бумажке — золотой песок.
Иван Дмитриев
Диогену ведома бедности досада,
И Сократ не по добру выпил чашу яда,
Ювенал в изгнании мучился от глада,
Обескровленный Лукан казнён средь Нерона сада!

Знатного и низкого бедность гложет злобно!
Титиру под деревцем не лежать удобно!
Для неимущего жизнь воистину смертии подобна.

Рваться к добродетели — тщетная отвага!
В грязь затоптан будешь ты с первого же шага.
Видно, правду говорит лицедей-бродяга:
«Деньги, граждане, деньги! вот высочайшее благо!»
Вальтер Шатильонский

Изучение экономики, полит‑анализа (учебник на полгода сто́ит $500), физики, математики не расскажет Вам ровным счётом ничего о зарабатывании денег (Тесла).

Просто ошарашивает, огорашивает, прямо убивает неумение и неспособность профессоров делать деньги в реальной жизни: после 10 лет изучения экономики на английском, единственный совет доктора экономических наук по инвестициям, о том как делать деньги прямо здесь и прямо сейчас: Нет денег — найди работу, не хватает — найди вторую.

До ужаса поражает, насколько мало выпускников могут зарабатывать вне системы: тех, кто после университета смог хоть чего‑то добиться, можно пересчитать по пальцам!!!

Раньше от учёности проку было боле,
Жатву жали знатную мы на этом поле;
Нынче же лопатою натирать мозоли
Лучше, чем витийствовать во Парижской школе!
Кто на зыбкой мудрости зиждет дом искусный?
Ах, мудрец безденежный вид являет грустный!
Зря сидим над книгами до изнеможенья,
Зря в Париже, в Греции ищем просвещенья —
Будь ты хоть сам Вольтер, у Кремля к безденежным нету уваженья!
Знай, философ, над пустой мискою согбенный:
Богачи, не мудрецы в наши дни почтенны!
Всюду нищего за дверь выставят мгновенно,
Даже если Гомер придет, венчанный Каменой!
Перечти писателей, превзойди науки —
Что тебе за польза в том, если пусты руки?
Холода и голода ты познаешь муки,
Кредиторы вмиг вонзят в Знайку железные крюки.
Вальтер Шатильонский

Утопление кредитом

Собра́лся заимодавцев жадный полк.
У каждого свой ум и толк
A.C. Пушкин. Евгений Онегин

Должник становится рабом заимодавца. Кредит выгодно брать только в экономически хорошие времена, с расчётом получить прибыль больше, чем проценты самого кредита. В тягостные времена кредит выгодно только давать. Насколько же лицемерна 'помощь' правительства малому бизнесу в период экономического кризиса: новым кредитом. Ещё один способ сделать всех рабами фараону.

Бери кредит только во время экономического процветания, из расчёта получить прибыль больше, чем проценты самого кредита.

Заплатите все кредиты, чем скорее, тем лучше, прежде чем заниматься инвестициями. Причина проста: рост долга по кредиту 30% в год, доход по инвестициям всего 15%.

Лучшее, что Вы можете сделать, чтобы поправить Своё финансовое здоровье и свободу — это переехать из полицейского государства в свободную страну.

В свободной стране люди живут в среднем на 10 лет больше.
И любой, даже самый обделённый, живёт в 11 раз богаче.

Ребятки, 'социальным контрактом' между пятиметровыми буквами ВЛАСТь и россиянами и не пахло.

Тухлые души царства мёртвых

Деньги под 400% долг в год выдаёт бывшая супруга действующего президента РФ!

Такие проценты не требуют даже евреи!!!

Вы берёте лихву с братьев ваших! Прошу, давайте перестанем брать проценты. Пожалуйста, верните им сегодня же их поля и дома, а также сотую часть денег, которую вы берёте у них в качестве процента. Также я сделал вид, будто вытряхиваю что-то из-за пазухи, и сказал: «Пусть истинный Бог точно так же вытряхнет всякого, кто берёт лихву, из его дома и приобретённого им имущества. Пусть он будет точно так же вытряхнут и оставлен ни с чем» (Губернатор Нееми́я).

Они дают не деньги — всем с долгом дают по голове, конкретные по голове, там, где бьют руками и ногами, душат и бьют головой об асфальт.

Эта страна наполнена животными с прогнившим насквозь нутром. От этих зомбяр идёт запах тухлых и злобных сердец.

Ложь 'статистикой'

«Он врал — теперь не врёт».
Вот эпитафия, когда Бурун умрёт.
Иван Дмитриев

Средняя зарплата 40 000 рублей в месяц? Итого 10 человек получают 400 000.

Но если учесть коэффициент Джини (Gini) в рашше в 0.5 (коэффициент Gini в 0.5 означает, что вероятность того, что Ваш сосед в два раза богаче, чем Вы, 50%),
получаем реальный расчёт зарплаты на 10 человек:

Сумма 400 000 на 10 человек:

Уравнение суммы геометрической прогрессии (математика, 9‑й класс): 400 000 = b1 · (210 - 1)

b1= 400 000 / (210 - 1)

b1= 400 000 / 1023

Низ получает b1 ≈ 400 рублей в месяц и роется в мусорке дважды в день в двадцатиградусный мороз.

b10 = b1 · 29

Верх получает b10 ≈ 200 000 рублей в месяц и строит дачу с бассейном на берегу Камы. Поэзия!

b1 ≈ 400 рублей

b2 = b1 · 2 ≈ 800 рублей

b3 = b2 · 2 ≈ 1 600 рублей

b4 = b3 · 2 ≈ 3 125 рублей

b5 = b4 · 2 ≈ 6 250 рублей

b6 = b5 · 2 ≈ 12 500 рублей

b7 = b6 · 2 ≈ 25 000 рублей

b8 = b7 · 2 = 50 000 рублей

b9 = b8 · 2 = 100 000 рублей

b10 = b9 · 2 = 200 000 рублей

Стоит также учесть, что генеральный директор обычно получает зарплату в 4 раза больше, чем его заместитель, то есть 800 000 рублей!

Ни одно гнилое слово да не исходит из уст ваших.

При таком раскладе об уважении к 5‑и метровым буквам "ВЛАСТЬ" на главной площади с. Пермь и её 'статистике' будут кричать либо честные идиоты, либо свирепые воры.
"Они стремится к власти исключительно ради неё самой. Их не занимает чужое благо, их занимает только власть. Ни богатство, ни роскошь, ни долгая жизнь, ни счастье — только власть, грязная власть. Цель власти — власть" (Оруэл. 1984).

Зарплаты нашего НЕФТЯНОГО региона в 11 раз меньше, чем в Норвегии.

Вся страна барыгам на за́мки в Британии и элитные иномарки зарабатывает.

Эй гендиректор Сверчков, продай толстопузу Феррари. У них в патриотическую виллу пузо в двери не проходит и в патриотическое авто пузо тоже не помещается.

Русские пенсионеры роются на помойках, от Хабаровска до Санкт‑Петербурга (город миллионеров международного уровня, громадный город развалин и также город миллиона мусорных баков), в то время как царь отдаёт миллиарды долларов Лукашенко. Покупает новую страну, схема та же, что и с Крымом, дать 1.5 миллиарда долларов, как правительству Украины?

Учителя получают столько же, сколько сторожа и дворники. Дать чинуше Винни‑Пуху зарплату дворника! Может похудеет. А то больно хорошо живёт на свете Винни‑Пух. И только Винни‑Пух.

Копит на аква-дискотеку.

'Наше' и 'мы' только когда надо, чтобы другие кровь проливали. А когда кто‑то на улице ночует, помирает от голода, помирает от холода, так это 'они'.

"Скучно, девочки, вы что-нибудь поинтереснее изобразите." Автор всем известен.

Анекдот:

— Вовочка, о чём ты думаешь, глядя на красный советский кирпич?

— О бабах.

— Почему?

— Я о них всегда думаю.

В Риме народ требовал хлеба и зрелищ, в России — хлеба и зрелищ требуют император и губернатор.

Кто что ни говори:
Хотя животные, а всё-таки цари.
Грибоедов. Горе от ума.

По заказу товарища полковника песня из спорт‑школы:

В лесу родилась ёлочка,
Под ней сидел Бандит,
И ждал пока Снегурочка
Притащит динамит.

Чума патриотизма

А при империализме гауптвахта будет? (Суворов. Освободитель).

Превратили "великий, могучий Советский Союз" в рашшу, хранилище радиоактивных отходов со всего света. Мой дед не для того умирал на Великой Отечественной, чтобы немцы на Урал сбагривали своё отработанное радиоактивное топливо, а его потомков вышвыривали на улицу.

Товарищ главнокомандующий, Вы когда‑нибудь пробовали есть еду из супермаркета, обычного супермаркета, не для иностранцев? Или боитесь помереть раньше положенного срока? Вся еда зачихана ковидиотами? Россияне — пушечное мясо для пустой войны, им можно скормить кошачью еду.

Еду высшего качества из Европы и Америки завозить нельзя, а радиоактивные отходы эшелонами можно. Лицемеры. Лжецы. Людоеды.

Хозяин помойных вёдер
Оруэлл. Скотный двор

Смерть в котле, человек Божий!!!

Изобретена НАША, теперешняя, нефтяная пища (Замятин. Мы).

Царь, живи вечно и храни Нас и Наших детей в покое. Но если ты платишь воинам-контрактникам $500 в месяц за службу в горячей точке, если ты не хочешь али не можешь создать настоящую профессиональную армию, и тащишь туда россиян против их воли под дулом автомата, это уже не 'демократическое оформление власти', а настоящий бандитизм. Если голосования, выборы и парады для тебя важнее человеческой жизни, если вместо немецких продуктов питания ты завозишь в страну эшелоны отработанного немецкого ядерного топлива, если за всю жизнь каторжных работ на химзаводах пенсионер получает $200 в месяц, а живёт в аварийном жилье, если люди с раннего утра, посреди белого дня роются на помойках, а вечером вынуждены стоять на коленях попрошайничать, а ночевать на обочине Невского проспекта и на скамейках Москвы, пока в этой стране есть никому не нужные и всеми брошенные, пока одни нажираются в ресторане, а девушки падают от усталости, разнося еду пешком по морозу, пока ребёнок в мороз не может купить себе шоколадку за 45 рублей и уходит из супермаркета голоднымэта страна не будет счастливой. И, если позволишь так выразиться: ты держишь простых россиян за г., и эта распрекрасная страна для тебя — па'рашша, а ты — её царь.

Детской плоти и крови тебе мало, хочешь ещё и патриотические радиационные зомби‑мозги? Хватит мо́зги пёхать жульнически-своекорыстной псевдопатриотической версии событий нашей истории! Лермонтов писал слово 'родина' с маленькой буквы.

Народ рад правде. Твардовский, "Василий Тёркин":

А всего иного пуще
Не прожить наверняка —
Без чего? Без правды сущей,
Правды, прямо в душу бьющей,
Да была б она погуще,
Как бы ни была горька.

"Вожди и полководцы, спасающие свои шкуры, за одно лето провоевали половину страны и сдали в плен регулярную, на горе, бесхлебье и бесправье взращённую армию" (Астафьев. Многообразие войны). Три с половиной миллиона наших пленных первой волны, которые погибли в немецких лагерях массовой, бесполезной, страшной смертью от голода, холода и болезней. Суперпиррова модель войны. Выиграть войну убив почти всё войско. Эти люди были такими же самыми, а скорее более сильными и здоровыми чем те, которые потом дошли до Берлина.

Армия рабов. Армия идолопоклонников. Армия зомби. Мечта любого главнокомандующего. Армия клонов императора.

Зараза патриотизма. Аллах назначил царя. Кто‑нибудь в состоянии внятно объяснить почему молодые люди должны умирать за интересы кучки толстяков? Как в Африке, под дулом автомата? Или с промытыми мозгами кричать: 'Аллах акбар! Мочи́ украинцев. Православие! С нами Бог!'

Святая инквизиция

Не алтарь в чести, а ларь там, где ждут подарка,
И серебряную чтят марку вместо Марка.
Не случайно папу ведь именуют папой:
Папствуя, он хапствует цапствующей лапой.
Он со всяким хочет быть в пае, в пае, в пае —
Помни это каждый раз, к папе приступая.
Плачет и стенает
Вальтерова лира:
Вальтер проклинает
преступленья клира.
Верить бесполезно
в райские блаженства:
все мы канем в бездну
из-за духовенства.
Чёрной тьмой объяты,
мы живем в бессилье:
подлые аббаты
солнце погасили.
В хилом худосточье
чахнем в смрадной яме.
Почернее ночи — 
короли с князьями.
Нет, не милосердье
пастыри даруют,
а в тройном усердье
грабят и воруют.
Украйнец, русский - колет, рубит, режет. 
Бой барабанный, клики, скрежет, 
Гром пушек, топот, ржанье, стон, 
И смерть и ад со всех сторон.

Давно от слёз и крови взмокла
Эллада неэпической борьбы;
Какою ж вновь бедой судьбы
Грозят отчизне Фемистокла?
Лежало как-то неумело
По-детски маленькое тело.
Шинель ко льду мороз прижал,
Далеко шапка отлетела.
Казалось, мальчик не лежал,
А все еще бегом бежал
Да лед за полу придержал...

Среди большой войны жестокой,
С чего — ума не приложу,
Как будто мертвый, одинокий,
Примерзший, маленький, убитый
На той войне незнаменитой,
Забытый, маленький, лежу.

Белоруссия, Гонконг, Тайланд так же, паны дерутся, у холопов чубы трещат. И в пик пандемии все единодушно голосят: 'защитим нашу страну,' 'защитим нашу родину!' 'защитим наше отечество!' И поехали резать и травить.

Аква-дискотека в Геленджике

Властитель слабый и лукавый
Ленивый щеголь враг труда
Нечаянно пригретый славой
Над нами царствовал тогда.
Его мы очень смирным знали
Когда не наши повара
Все колоски поотщипали
У СССР-ова герба.
Россия присмирела снова
И пуще царь пошел кутить.

Собака, Лев да Волк с Лисой
В соседстве как-то жили,
И вот какой
Между собой
Они завет все положили:
Чтоб им зверей съобща ловить,
И что наловится, всё поровну делить.

Не знаю, как и чем, а знаю, что сначала
Лиса оленя поймала
И шлёт к товарищам послов,
Чтоб шли делить счастливый лов:
Добыча, право, недурная
Пришли, пришел и Лев; он, когти разминая
И озираючи товарищей кругом,
Делёж располагает
И говорит: «Мы, братцы, вчетвером. –
И начетверо он оленя раздирает. –

Теперь давай делить! Смотрите же, друзья:
Вот эта часть моя
По договору;
Вот эта мне, как Льву, принадлежит без спору;
Вот эта мне за то, что всех сильнее я;
А к этой чуть из вас лишь лапу кто протянет,
Тот с места жив не встанет». 

О чинуше Винни-Пухе

Будешь ты чиновник с виду
И подлец душой,
Провожать тебя я выду — 
И махну рукой!
          Некрасов
Однако, в этой поездке ему не удалось задавить ни одного чиновника (Печорин на лошади).
А что, у вас разве ещё что‑нибудь есть? (Винни‑Пух).
Всё, что в рот тебе плывет, то лови проворней. (Вальтер Шатильонский).

Чинуша — медведь‑шатун. В пасть ничего не положишь — сожрёт. А у вас ещё что‑нибудь осталось?

В овечьи старосты у льва просился волк.
Стараньем кумушки-лисицы
Словцо о ком замолвлено у львицы.
Но так как о волках худой на свете толк,
И не сказали бы, что смотрит лев на лицы,
То велено звериный весь народ
Созвать на общий сход
И расспросить того, другого,
Что в волке доброго он знает иль худого.

Исполнен и приказ: все звери созваны.
На сходке голоса чин чином собраны:
Но против волка нет ни слова,
И волка велено в овчарню посадить.

Да что же овцы говорили?
На сходке ведь они уж, верно, были? –
Вот то-то нет! Овец-то и забыли!
А их-то бы всего нужней спросить.
Крестьяне, вышед из терпенья
От разоренья,
Что речки им и ручейки
При водополье причиняли,
Пошли просить себе управы у Реки,
В которую ручьи и речки те впадали.
И было что на них донесть!
Где озими разрыты;
Где мельницы посорваны и смыты;
Потоплено скота, что и не счесть!

А та Река течёт так смирно, хоть и пышно;
На ней стоят большие города,
И никогда
За ней таких проказ не слышно:
Так, верно, их она уймёт,
Между собой Крестьяне рассуждали.
Но чтo ж как подходить к Реке поближе стали
И посмотрели, так узнали,
Что половину их добра по ней несёт.
Тут, попусту не заводя хлопот,
Крестьяне лишь его глазами проводили;
Потом взглянулись меж собой
И, покачавши головой,
Пошли домой.

А отходя проговорили:
«На что и время тратить нам!
На младших не найдёшь себе управы там,
Где делятся они со старшим пополам».

Минздрав предупреждает

Треть женщин в России употребляют табак. То есть курят.

Давайте очистим себя от всего, что оскверняет плоть и дух, совершенствуя святость!

'Красавице, которая нюхала табак' А.С. Пушкин

Возможно ль? вместо роз, Амуром насаждённых,
Тюльпанов, гордо наклонённых,
Душистых ландышей, ясминов и лилей,
Которых ты всегда любила
И прежде всякий день носила
На мраморной груди твоей, —
Возможно ль, милая Климена,
Какая странная во вкусе перемена!..
Ты любишь обонять не утренний цветок,
А вредную траву зелёну,
Искусством превращённу
В пушистый порошок!
Пускай уже седой профессор Геттингена,
На старой кафедре согнувшися дугой,
Вперив в латинщину глубокий разум свой,
Раскашлявшись, табак толчёный
Пихает в длинный нос иссохшею рукой;
Пускай младой драгун усатый
Поутру, сидя у окна,
С остатком утреннего сна,
Из трубки пенковой дым гонит сероватый;
Пускай красавица шестидесяти лет,
У граций в отпуску и у любви в отставке,
Которой держится вся прелесть на подставке,
Которой без морщин на теле места нет,
Злословит, молится, зевает
И с верным табаком печали забывает, —
А ты, прелестная!.. но если уж табак
Так нравится тебе — о, пыл воображенья! —
Ах! если, превращённый в прах,
И в табакерке, в заточенье,
Я в персты нежные твои попасться мог,
Тогда б в сердечном восхищенье
Рассыпался на грудь под шалевый платок
И даже… может быть… Но что! мечта пустая.
Не будет этого никак.
Судьба завистливая, злая!
Ах, отчего я не табак!..

В России 1 000 000 человек заражены ВИЧ. Убегайте от блуда! Любой другой грех, который может совершить человек, — вне его тела, но занимающийся блудом грешит против собственного тела.

В посёлке с населением 14 000 человек — 100 ВИЧ‑инфицированных. Наркоманы и гомики. Кайф, Содом и Гоморра.

Мы желаем счастья вам,
И оно должно быть таким:
Когда ты счастлив сам —
Счастьем поделись с другим!

И из уборной выходил
Подобный ветреной Венере,
Когда, надев мужской наряд,
Богиня едет в маскарад.

Но чаще занимали страсти
Умы пустынников моих.
Блажен, кто ведал их волненья
И наконец от них отстал;
Блаженней тот, кто их не знал.

Хвала евреям и их Закону

В рашше Государство (1% людей с пушками) стало Богом. Запрет на приношение детей на алтарь патриотизма!

Книга Закона (Левит), глава 20:

Любой, кто отдаст кого-нибудь из своих потомков Моло́ху, непременно должен быть предан смерти. Народ этой земли должен побить его камнями до смерти. Я обращу своё лицо против этого человека и истреблю его из его народа. И если народ этой земли закроет глаза на то, что этот человек отдал кого-то из своих потомков Моло́ху, и не предаст его смерти, то я обращу своё лицо против этого человека и против его семьи и истреблю из народа как его самого, так и всех, кто вместе с ним вступает в распутную связь с Моло́хом.

Если какая-нибудь душа обратится к вызывающим духов и предсказателям будущего, я обращу своё лицо против этой души и истреблю её из её народа. Если мужчина или женщина будут вызывать духов или предсказывать будущее, они непременно должны быть преданы смерти. Их нужно побить камнями до смерти. Их кровь на них.

Мужчина, который совершает прелюбодеяние с женой другого, непременно должен быть предан смерти — как прелюбодей, так и прелюбодейка.

Если мужчина ляжет с мужчиной, как ложатся с женщиной, они оба сделали мерзость. Они непременно должны быть преданы смерти. Их кровь на них.

Если мужчина ляжет с животным, чтобы излить семя, он непременно должен быть предан смерти, и животное убейте. И если женщина приблизится к какому-либо животному, чтобы совокупиться с ним, убей и женщину, и животное. Они непременно должны быть преданы смерти. Их кровь на них.

Если мужчина возьмёт свою сестру, дочь своего отца или дочь своей матери, и увидит её наготу, а она увидит его наготу, это позор. Они должны быть истреблены перед глазами сыновей их народа. Он открыл наготу своей сестры. Он должен ответить за свой грех.

Если мужчина ляжет с женщиной, когда у неё менструация, и откроет её наготу, то он обнажил её источник, и она открыла источник своей крови. Они оба должны быть истреблены из своего народа.

Депутат-хозяин ЖКО

Что происходит, когда депутат владеет ЖКО?
Жизнь по Шитову.
Жизнь в па'рашше.

Дворникам и работникам ЖКО не выдают спец‑одежду и спец‑обувь уже более 20 лет. А ту которую выдавали 20 лет назад — носить невозможно, сделана с отвращением к работе. Инженеры и юристы ЖКО — палачи.

У многих россиян долги по квартплате превышают 100 000 рублей. Эта информация общедоступна, осенью 2019 ЖКО вывешивали сию информацию на домах, кто сколько должен, нарушая право на неприкосновенность частной жизни. За простых россиян обидно. Власти в России просто обожают унижать население.

Король должен думать о завтрашнем дне

Для Кремля 100 миллионов рублей — ничто.
Так, один раз с девочками с высшим образованием на яхте прокатиться.
Дёшево тебе Кремль кресло купил, губернатор! Возвращать будешь миллиардами. Где ты их возьмёшь? Где? Где? Край в разрухе, твои предшественники благополучно передали деньги в Кремль и сбежали на повышение. Зоопарк разрушен, дворы тоже. Депутаты через родственников, управляющими ЖКО, уже погрузили всех в долги через постоянное повышение тарифов. Микрокредиты, то есть узаконенная мафия, уже отбирают квартиры и дома. Гортранспорт мэр отдал на выжимание Москве. То есть на россиян тебе рассчитывать нечего. Будешь обижать негосударственный бизнес? И много здесь такого негосударственного бизнеса у тебя осталось? Химзаводы скрипят по швам в прямом смысле слова, в городе воздухом не продохнуть, в речке не искупаться, из родников воды не испить. Аж птички падают замертво по тротуарам, стаями. Нефть — государственная, военное производство — тоже. Устроишь налёт на продуктовый? Продавщицы и так уже плачут горькими слезами, бывший мэр устроил рабский каторжный труд в супермаркете. Кому ты будешь звонить? Строители тебя ненавидят, потому что ты их уже обидел. Школы и университеты тоже, за смерть учителей и директоров во время безбашенной жизни в пик пандемии. Врачи тебе уже не нужны. Все заблокируют твой номер телефона чёрным списком.

Вот тебе очередная афёра: осуждённых на смертную казнь убивать скальпелем хирурга, а органы на чёрный рынок. Очередь на пересадку всегда бешеная. Там купят всё: сердце, почки, печень, кишки, хрусталик глаза. "Эй араб, купи свежей русской печёнки!" "Русские почки, русские кишки, только здесь, и только сейчас!" "Эй мамаш, купи свежесобранное сердце твоей дочери с подворотен Москвы, совместимость ДНК высший класс!"

При запечатанной границе уменьшать уровень безработицы до 3.3% процента можно только двумя способами:
1. обесценивать рубль по отношению к валюте.
2. просто напечатать рублей и устроить инфляцию.

В тюрьме заключенные делятся на две группы:
1. те, кто придерживается моральных принципов (не трогать бедных, вдов, детей)
2. все остальные
Сбербанк относится к группировке 'всех остальных'. Они беспринципные, аморальные люди.

Сбербанк и правительство РФ как числитель и знаменатель: деньги наверху, знамя внизу.

Хватай их за яйца, вырывайся и беги. Политзаключённых на зоне обижают, излюбленная мишень для издевательств. Гусь свинье не товарищ.

А судьи кто?

Кто важные судьи,
Которых трепетать должны стихи мои?
Обильные творцы бесплодных примечаний,
Уставщики кавык, всех строчных препинаний.
Терпеньем, памятью, они богаты всем,
Окроме разума и вкуса; между тем
И мёртвым и живым суд грозный изрекают,
Сиянием чужим свой мрак рассеивают.
Иван Дмитриев

В судебной системе произвол. Cуд проштампует решение, с которым придёт алкоголик убийца майор. Часто суды проходят в течение 5 минут, и заключаются только в скорочтении заранее напечатанных решений, так как в коридоре очередь из 20 человек. Штраф за эти пять минут может быть выписан на сумму до 300,000 рублей. В Полазне от работающего населения поступило предложение
обивать кресло судьи кожей предыдущего судьи.

«Куда так, кумушка, бежишь ты без оглядки?» — 
Лисицу спрашивал Сурок.
«Ох, мой голубчик-куманёк!
Терплю напраслину и выслана за взятки.
Ты знаешь, я была в курятнике судьёй,
Утратила в делах здоровье и покой,
В трудах куска не доедала,
Ночей не досыпала:
И я ж за то под гнев подпала;
А всё по клеветам. Ну, сам подумай ты:
Кто ж будет в мире прав, коль слушать клеветы?
Мне взятки брать? да разве я взбешуся!
Ну, видывал ли ты, я на тебя пошлюся,
Чтоб этому была причастна я греху?
Подумай, вспомни хорошенько».
«Нет, кумушка; а видывал частенько,
Что рыльце у тебя в пуху».

Иной при месте так вздыхает,
Как будто рубль последний доживает:
И подлинно, весь город знает,
Что у него ни за собой,
Ни за женой, — 
А смотришь, помаленьку
То домик выстроит, то купит деревеньку.
Теперь, как у него приход с расходом свесть,
Хоть по суду и не докажешь,
Но как не согрешишь, не скажешь:
Что у него пушок на рыльце есть. 
Когда-то, о весне, зверями
В надсмотрщики Медведь был выбран над ульями,
Хоть можно б выбрать тут другого поверней,
Затем что к мёду Мишка падок,
    Так не было б оглядок;
Да, спрашивай ты толку у зверей!

Кто к ульям ни просился,
С отказом отпустили всех,
    И, как на смех,
    Тут Мишка очутился.
    Ан вышел грех:

Мой Мишка потаскал весь мёд в свою берлогу.
Узнали, подняли тревогу,
По форме нарядили суд,
    Отставку Мишке дали
    И приказали,
Чтоб зиму пролежал в берлоге старый плут.

Решили, справили, скрепили;
Но мёду всё не воротили.
А Мишенька и ухом не ведёт:
    Со светом Мишка распрощался,
    В берлогу тёплую забрался,
    И лапу с мёдом там сосёт
    Да у моря погоды ждёт.

Взяточник и убийца, бывший руководитель службы судебных приставов Пермского края по январь 2021 содержался в Следственном Изоляторе. Бывший начальник Федеральной Службы Исполнения Наказаний по Пермскому краю c 2018 отбывает 12 лет в колонии строгого режима.

За Львом Медведь, и Тигр, и Волки в свой черёд
Во весь народ
Поведали свои смиренно погрешенья;
Но их безбожных самых дел
Никто и шевелить не смел.
И все, кто были тут богаты
Иль когтем, иль зубком, те вышли вон
Со всех сторон
Не только правы, чуть не святы.

Перестановки слагаемых

От перестановки слагаемых сумма не меняется:

Проказница-Мартышка,
Осёл,
Козёл
Да косолапый Мишка
Затеяли сыграть Квартет.

Достали нот, баса, альта, две скрипки
И сели на лужок под липки,—
Пленять своим искусством свет.
Ударили в смычки, дерут, а толку нет.

«Стой, братцы, стой! — кричит Мартышка.—
Погодите!
Как музыке идти? Ведь вы не так сидите.
Ты с басом, Мишенька, садись против альта,
Я, прима, сяду против вторы;
Тогда пойдёт уж музыка не та:
У нас запляшут лес и горы!»

Расселись, начали Квартет;
Он всё-таки на лад нейдёт.
«Постойте ж, я сыскал секрет! —
Кричит Осёл,— мы, верно, уж поладим,
Коль рядом сядем».

Послушались Осла: уселись чинно в ряд;
А всё-таки Квартет нейдёт на лад.
Вот пуще прежнего пошли у них разборы
И споры,
Кому и как сидеть.
Случилось Соловью на шум их прилететь.

Тут с просьбой все к нему, чтоб их решить сомненье:
«Пожалуй,— говорят,— возьми на час терпенье,
Чтобы Квартет в порядок наш привесть:
И ноты есть у нас, и инструменты есть,
Скажи лишь, как нам сесть!» —

«Чтоб музыкантом быть, так надобно уменье
И уши ваших понежней,—
Им отвечает Соловей,—
А вы, друзья, как ни садитесь,
Всё в музыканты не годитесь».

Новый генеральный прокурор откровенно заботится только о защите своего мягкого и большого кресла и жестоких показательных расправах над неугодными. COVID‑19? "Христиан ко льву!!!" и "В яму его, в яму!"

Учитывая уровень зарплат Пермского края, 90% населения не имеют возможности нанять полноценного юриста. И можно забыть про квалифицированного адвоката для полного сопровождения дела.

Хочешь дело выиграть — выложи монету.
Нету справедливости, коли денег нету.
Есть у русских правило, всем оно известно:
Бедного просителя просьба неуместна.
Лишь подарком вскроется путь твоим прошеньям;
Если хочешь действовать — действуй подношеньем.
В этом — наступление, в этом — оборона:
Деньги ведь речистее даже Цицерона.
В рашше перед золотом клонятся поклоны
И уж, разумеется, все молчат законы.
Здесь о судьях праведных нету и помина —
Деньги в их суме — зерно, а закон — мякина.
К Путину направился? Ну, так знай заране:
Ты ни с чем воротишься, если пусты длани.
Кто пред ним с даянием появился малым, —
Взором удостоен он будет очень вялым.
Дашь тому, дашь этому, деньги в руку вложишь,
Дашь, как можешь, а потом дашь и как не можешь.
К кошельку набитому всем припасть охота:
Раз возьмут и два возьмут, а потом без счёта.
Что считать по мелочи? Не моргнувши глазом,
На кошель навалятся и придушат разом.
Этим-то и кормится курия бесстыдно:
Сколько ни берёт с тебя, всё конца не видно.
Вальтер Шатильонский

Эта страна держит людей в страхе и самом глубоком, похожем на чёрную дыру отчаянии.

Все, кто маленько дорвались до власти в регионе холодные и жестокие, как сам Дьявол.

ФСБ и порядок на пляже

Пока КГБ‑шник не выкупил финальный участок пляжа на сельской стороне, русские с салом продолжали массовую свалку мусора. По словам владельца участка, "вывез 85 камазов мусора." Вот настоящий герой Полазны!!! Теперь рыбацкая картель огорожена забором из колючей проволоки, на дальний пляж можно попасть только через деревню Пеньки, ведь Полазна примечательна тем, что к нам приезжает порыбачить генерал ФСБ, советник самого царя. Кто готов к тренировкам по прохождению колючки и бегу по бездорожью? Наличие костюма и галстука обязательно.

Памятник последнему президенту России

Теперь президенту можно молиться не только в интернете, но и в лесу!

По всему лесу расположены указатели. Пока я их со спиртом не вытер. До новых лозунгов, детки на мопедах!

Лозунг России

Умей продавать родину: землю и всё, что в ней и на ней. Администрация приторговывает нефытью и землишкой вдоль Камы. Обращаться только тем, у кого карман ломится от рубла.

Бюрократия и технократия

Какой порядок ни затей,
Но если он в руках бессовестных людей,
Они всегда найдут уловку,
Чтоб сделать там, где им захочется, сноровку.

Водоворот документной трясины сейчас быстрее и мощнее — для юридических лиц всё через интернет при наличии электронной подписи.

Позвонят потом из управления экономической безопасноcти. Спросят адрес и фамилию.

Какой-то Лев большой охотник был до кур;
Однако ж у него они водились худо:
Да это и не чудо!
К ним доступ был свободен чересчур.

Так их то крали,
То сами куры пропадали.
Чтоб этому помочь убытку и печали,
Построить вздумал Лев большой курятный двор
И так его ухитить и уладить,
Чтобы воров совсем отвадить,
А курам было б в нём довольство и простор.

Вот Льву доносят, что Лисица
Большая строить мастерица.
И дело ей поручено,
С успехом начато и кончено оно;
Лисой к нему приложено
Всё: и старанье и уменье.
Смотрели, видели; строенье — загляденье!

А сверх того, всё есть, чего ни спросишь тут:
Корм под носом, везде натыкано насесток,
От холоду и жару есть приют,
И укромонные местечки для наседок.
Вся слава Лисаньке и честь!
Богатое дано ей награжденье
И тотчас повеленье:
На новоселье кур немедля перевесть.

Но есть ли польза в перемене?
Нет, кажется, и крепок двор,
И плотен и высок забор –
А кур час от часу всё мене.
Отколь беда, придумать не могли.
Но Лев велел стеречь. Кого ж подстерегли?
Toe ж Лису-злодейку.
Хоть правда, что она свела строенье так,
Чтобы не ворвался в него никто, никак,
Да только для себя оставила лазейку.

Бухие правоотбиратели бухого беспредела

Арестантское Уголовное Единство, то есть, пардон, полиция, им лишь бы "напиться водки и поесть селёдки, тогда жить хорошо" — майор отделения полиции. Однажды застал в участке пьяным вместе с напарником. И толку от них, как от алкоголиков.

Добавьте к этому хроническое недосыпание — и увидите подвыпившего зомби в погонах, при исполнении и с наганом.

Жулики и алкаши в погонах, смазливые свиньи с наганом. Хуже не то что котов — хуже скотов.

Управление при помощи унижения, страха и ужаса жестокой расправы.

В рашше осталось только одно право: право быть пьяной свиньёй. В погонах и с наганом.

Какой-то Повар, грамотей,
С поварни побежал своей
В кабак (он набожных был правил
И в этот день по куме тризну правил),
А дома стеречи съестное от мышей
    Кота оставил.

Но что же, возвратись, он видит? На полу
Объедки пирога; а Васька-Кот в углу,
    Припав за уксусным бочонком,
Мурлыча и ворча, трудится над курчонком.

    «Ах ты, обжора! ах, злодей! —
    Тут Ваську Повар укоряет,—
Не стыдно ль стен тебе, не только что людей?
(А Васька всё-таки курчонка убирает.)

Как! быв честным Котом до этих пор,
Бывало, за пример тебя смиренства кажут,—
    А ты... ахти, какой позор!
    Теперя все соседи скажут:
    «Кот Васька плут! Кот Васька вор!
И Ваську-де, не только что в поварню,
    Пускать не надо и на двор,
    Как волка жадного в овчарню:
Он порча, он чума, он язва здешних мест!»
(А Васька слушает, да ест.)

Тут ритор мой, дав волю слов теченью,
Не находил конца нравоученью.
    Но что ж? Пока его он пел,
    Кот Васька всё жаркое съел.

    А я бы повару иному
    Велел на стенке зарубить:
Чтоб там речей не тратить по-пустому,
Где нужно власть употребить.

Учить ослов

"Не давайте святое собакам и не бросайте жемчуг перед свиньями, чтобы они не затоптали его ногами, а потом не повернулись и не растерзали вас."
Осёл увидел Соловья
И говорит ему: «Послушай-ка, дружище!
Ты, сказывают, петь великий мастерище.
Хотел бы очень я
Сам посудить, твоё услышав пенье,
Велико ль подлинно твоё уменье?»

Тут Соловей являть своё искусство стал:
Защёлкал, засвистал
На тысячу ладов, тянул, переливался;
То нежно он ослабевал
И томной вдалеке свирелью отдавался,
То мелкой дробью вдруг по роще рассыпался.
Внимало всё тогда любимцу и певцу Авроры:
Затихли ветерки, замолкли птичек хоры,
И прилегли стада.

Чуть-чуть дыша, пастух им любовался
И только иногда,
Внимая Соловью, пастушке улыбался.

Скончал певец. Осёл, уставясь в землю лбом:
«Изрядно,— говорит,— сказать неложно,
Тебя без скуки слушать можно;
А жаль, что незнаком ты с нашим петухом;
Ещё б ты боле навострился,
Когда бы у него немножко поучился».

Услыша суд такой,- мой бедный Соловей
Вспорхнул и — полетел за тридевять полей.

***
Избави, Бог, и нас от этаких судей.

Спасти Марию Магдалину

И всё-таки я Вас без памяти люблю (Грибоедов. Горе от ума).

'Подошла девушка, которая была во власти нечистого духа, которая постоянно, днём и ночью, кричала и наносила себе раны камнями'.

Ох, нелёгкая это работа —
Из болота тащить бегемота!
Ах кошмарная это работа —
Вытащить Марию из болота.

Маша, зачем ты куришь?
Зачем ты трёшь кожу резинкой до крови?
Зачем ты себя режешь лезвием, уже почти 50 раз?
Зачем ты прокалываешь себе кисти?
Зачем остервенело бьёшь ножом свои ноги?
Зачем ты калечишь себе ногти?
Зачем ты глотаешь пачку лекарств?

Друзья приобщили к культу Ваа́ла?

Последователи культа Ваа́ла вели глубоко аморальный образ полу‑жизни, уподобляясь животным. Главным отличием последователей Ваа́ла было нанесение многочисленных порезов на кожу.

К сожалению, культ Ваа́ла жив в пгт. Полазна. Имя им Легион, потому что их много. Одними словами делу не поможешь.

'Они стали кричать во весь голос и по своему обычаю резать себя кинжалами и колоть копьями, пока не потекла кровь. «Схватите пророков Ваа́ла! Не дайте скрыться ни одному из них!»' (пророк Илья).

Если девушка дарит Вам свою стирательную резинку, и квадратная резинка вся чёрная — эта резинка в её крови. Отказывайтесь приобщаться. Подобные действия обычно совершаются совместно для духа единения, общими инструментами.

Пгт. Полазна, равно как и Москва, откуда сюда сослано почти всё начальство за проступки, большие и малые, сборище психопатов, точнее, социопатов, ведущих глубоко аморальный и бесчестный образ жизни с измлада и наслаждающимися страданиями и болью окружающих, испытывающих чувство небесного блаженства от мук абсолютно незнакомых.

Ты зачем приходишь сюда на занятия, просто поиздеваться? — спрашиваю. Да — с улыбкой отвечает ребёнок.

Я просто обожаю мучить и издеваться над другими — отвечает Мария Магдалина, к моему ужасу с улыбкой неземного блаженства рассказывая об избиении человека в ссоре.

Мы все списываем (Мария Магдалина).

Мучителей толпа

Русские=татары=узбеки=таджкики — вечные лжецы, опасные твари, праздные обжоры!

Они окружили меня словами ненависти,
Воюют со мной без причины.
В ответ на мою любовь они противятся мне.
Они воздают мне злом за добро
И ненавистью — за мою любовь.
С кем был! Куда меня закинула судьба!
Все гонят! все клянут! Мучителей толпа,
В любви предателей, в вражде неутомимых,
     Рассказчиков неукротимых,
Нескладных умников, лукавых простяков,
     Старух зловещих, стариков,
Дряхлеющих над выдумками, вздором, —
Безумным вы меня прославили всем хором.

Вы правы: из огня тот выйдет невредим,
     Кто с вами день пробыть успеет,
     Подышит воздухом одним,
     И в нём рассудок уцелеет.
Вон из Полазны! Вон из Москвы! сюда я больше не ездок.
Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету,
Где оскорблённому есть чувству уголок!

Золотая попа

Грудастая цаца‑колышница,
Вам можно не учиться,
И смело признаваться всем в невежестве своём.
Тут нечего стыдиться:
Апостол Пётр был рыбаком.

А папа Ваш Вам всё накупит.
Цистерну кислоты слить в нефтепрово́д —
Ума не надо никакого:
Ведь золотая попа есть.

Когда богатые грудастые тётеньки без лифчиков, родители колышников и двоешниц, воров и тунеядцев спрашивают: А какое у вас образование? Как А. Твардовский и А.С. Пушкин, нарушая свой принцип никогда никому не давай интервью", отвечаю:

А кому из вас известно,
Что такое сабантуй?
Вот вы прибыли на место,
Ручки в руки — и воюй.
Но совсем иная штука
Это — главный сабантуй.
— Вот ты вышел спозаранку,
Глянул — в пот тебя и в дрожь:
Прут таджикских тыща танков…
Что страшнее и трудней:
В рукопашной асфальт грызть
Иль с компом гранит науки?
Сабантуй!.. Но сабантуй
Может в голову ударить…
Не гляди, что на груди,
А гляди, что впереди!
Может, завтра на рассвете
Будет новый сабантуй,
За ОГЭ, ЕГЭ чёрнопёрый жирный кол,
Краснокожий длинный змий.

У вас поддельные дипломы
От универовских чертей,
Великолепные альбомы,
Мученье модных рифмачей,
Вы, украшенные проворно
Толстого кистью чудотворной
Иль Баратынского пером,
Пускай сожжёт вас Божий гром!
Когда блистательная дама
Свои вопросы задаёт,
И дрожь и злость меня берёт,
И шевелится эпиграмма,
И раздирает душу и клавиатуру
Порнорассказ про вопрошавшую.

Что ни заметит, ни услышит
То про Росссию он и пишет:

Диалог парня и девушки:

— Скажи, что самое развратное, что ты когда‑либо делала в постели?

— Мне неудобно говорить.

— Ну расскажи.

— Хорошо, только никому не говори. Я дала шести мальчикам сразу делать и кончить мне в зад, широко и глубоко.

— А если девушка беременна от другого, стоит ли ей скрыть это от своего жениха?

— Да. Да. Да. Да. Да! Да!!! — сказала она.

Членистоногие животные.

Гей, директор, пойди заплати академику $250 в час, чтобы выучил с твоей размалёванной белоснежкой-десятиклассницей таблицу умножения. А если ты жмёшься заплатить 8 евро, чтобы с твоим считающим по пальцам заброшенным школой пятнадцатилетним ребёнком семь плюс восемь, шесть плюс девять поскладывал медалист лицея — так жди меж грудей новый сабантуй и семь гномов. Самим тоже сложно сложить 8 + 8 + 8 + 8? Что, 35? Скорей плати! Или не пла́тите, не потому что не можете заплатить, а потому что не можете посчитать сколько будут стоить четыре академических часа в неделю? Пальцы заканчиваются? Cами тоже не знаете таблицу умножения? Или самим тоже сложно до ста досчитать? Директором по блату устроились? А академик не обсчитает?

Всех пора на смену;
Ваш разговор благоразумный
О нефти, газе, о вине,
О тачках, о своей родне,
Конечно, не блистал ни чувством,
Ни поэтическим огнём,
Ни остротою, ни умом,
Ни общежития искусством;
Но разговорчик ваших жён
Гораздо меньше был умён.

Слава нефти и газу

Где капля блага, там на страже
Эпоха Просвещенья иль тиран.

Единственные, кто получают нормальную одежду у предприятия — работники гос‑компании Лукойл. Без родственников туда не попадёшь.

— Девушки, работа есть? Я знаю пять языков, веб‑дизайн.

— Ха, ха, ха, нам переводчики и дизайнеры не нужны. Нам нужны операторы заправок.

И вот за подвиги награда!
Ни на волос любви!

Навозну кучу разрывая,
Петух нашел Жемчужное Зерно
И говорит: «Куда оно?
Какая вещь пустая!
Не глупо ль, что его высоко так ценят?
А я бы, право, был гораздо боле рад
Зерну ячменному: оно не столь хоть видно,
Да сытно».

Невежи судят точно так:
В чём толку не поймут, то всё у них пустяк.
В рашше муж достойнейший выглядит не лучше,
Нежели жемчужина средь навозной кучи.
Вальтер Шатильонский

Нефтяная Электронная Компания (НЭК)

Делают карьеру жулик и невежда (Вальтер Шатильонский).

Пришёл, увидел, победил — за четыре дня по контракту отремонтировал сложнейший станок с запутанной электросхемой в НЭК, Полазна. Главный энергетик вызвал к себе — на работу не возьмёт, потому что в сравнении со мной, он и все его мастера теперь выглядят полными идиотами, на всю компанию.

Математика — королева

Продвижение и совершенствование математики напрямую связано с процветанием государства (Наполеон).

Математика — самая сексуальная наука.

Приходят ко мне на занятия десятиклассники. Оценки? 3–4. Знания? Полный ноль, начиная с 6 класса.

Учим таблицу умножения с учениками, обучающимися по программе углублённой математики 10 класса.

Откуда оценка 3–4? "Всё равно я списывал, списываю, и буду списывать!"

Все гос‑школы — рассадники будущих разгильдяев и мошенников.

Говорят родители с удивлением: "А что, надо учить таблицу умножения?"

В школах и университетах, где ВСЕ списывают, делать нечего.

Учиться в спермском крае — терять время.

Звонок: "У нашей дочери в колледже через неделю выпускной экзамен по математике, вы могли бы за неё сдать по интернету? Дам 1000р."

А сумму членов бесконечной геометрической прогрессии посчитать не хочешь?

А изучить систему координат XY?

А квадратный трёхчлен ax2 + bx + c ?

А разложение многочлена y4 + ay3 + by2+ cy + d на множители методом Феррари?

Сделаем замену y = x - a/4 чтобы избавиться от y3

Получим x4 + px2+ qx + r

Из служебного уравнения q2 - 8α · ( α2 + pα + p2/4 - r ) = 0 найдём вспомогательный коэффициент α (их от одного до трёх штук)

вычислим служебное значение x0 = q / 4α0

Что позволит пребразовать исходный многочлен 4‑й степени в:

( x2 + p/2 + α0 )2 - 2α0 · ( x - x0 )2

Дальнейшее разложение на множители происходит по формуле разности квадратов a2-b2=(a-b)(a+b), после разложения и приведения подобных получим две скобки, помноженные друг на друга, и два квадратных трёхчлена!

Секстильон 1021

Четырежды четыре шестнадцать,
Мама я хочу сношаться.
Пятью пять двадцать пять,
Мама я пришла домой рожать.
Шестью шесть тридцать шесть,
Мама школа это просто жесть.

Таблица размножения, формулы деления.

За круглый стол на 11 стульев в случайном порядке рассаживаются 9 мальчиков и 2 девочки. Найдите вероятность того, что девочки окажутся на соседних местах.

Решается просто: королева класса садится первой, у принцессы на выбор 2 места из оставшихся 10, одно справа, другое слева от королевы. Вероятность = 2/10 = 1/5. Мальчики подождут на двадцатиградусном морозе пару часов и платят за просмотр $200 за 10 минут, с каждого.

Около четырёхугольника ABCD описана окружность и продолжения сторон AB и CD пересекаются в точке M. Докажите подобие треугольников MBC и MDA.

Автора заданий по математике точно нуждаются как минимум в редакторе. О чём думают доктора науквсё в их творчестве. Декаданс. 'Во все тяжкие'.

Члены предложения.

"В наше время именно научная литература откровенно преступна и нагло развратна" (Честертон).

Госшколы существуют лишь для придания человеческого лица звериной сущности государства Нимрода. Все, кто выступает за справедливость в государстве — будут преследуемы, как Пушкин и Лермонтов.

Товарищ директор, а какая оценка у вас по русскому языку? Мне противно читать документы, на которых стоит ваша печать и подпись — ваша писанина пестрит ошибками, которые не делают даже пятикласники! Язык не поворачивается назвать это документами! Как вообще вы получили работу в школе? Как получил работу в школе ваш секретарь? По приказу? По знакомству? За взятку? Всю жизнь сталкивая вниз неугодных и конкурентов? Всё вместе и всё сразу?

Товарищи родители, Вам нужно образование? Отправляйте детей в частные школы. Хотя даже там будут свои сложности.

Задача по логике для умной невесты:

Есть развилка, от неё идут две дороги, одна ведёт в город, другая в болото. Перед Вами дом, в котором живут два брата. Один из них всегда обманывает, другой всегда говорит правду. Вы не знаете, который из братьев сейчас перед Вами. Как, задав всего один вопрос, узнать, которая из дорог ведёт в город?

Отец один слыхал,
Что за море детей учиться посылают
И что вообще того, кто за морем бывал,
От небывалого отменно почитают,
Затем что с знанием таких людей считают;
И, смотря на других, он сына тож послать
Учиться за море решился.

Он от людей любил не отставать,
Затем что был богат. Сын сколько-то учился,
Да сколько ни был глуп, глупее возвратился.
Попался к школьным он вралям,
Неистолкуемым дающим толк вещам;
И словом, малого век дураком пустили.
Бывало, глупости он попросту болтал,
Теперь учёностью он толковать их стал.
Бывало, лишь глупцы его не понимали,
А ныне разуметь и умные не стали;
Дом, город и весь свет враньём его скучал.

В метафизическом беснуясь размышленьи
О заданном одном старинном предложеньи:
«Сыскать начало всех начал»,
Когда за облака он думой возносился,
Дорогой шедши, вдруг он в яме очутился.
Отец, встревоженный, который с ним случился,
Скорее бросился верёвку принести,
Домашнюю свою премудрость извести;

А думный между тем детина,
В той яме сидя, размышлял,
Какая быть могла падения причина?
«Что оступился я, — ученый заключал,—
Причиною землетрясенье;
А в яму скорое произвело стремленье
С землёй и с ямою семи планет сношенье».

Отец с верёвкой прибежал.
«Вот, — говорит, — тебе верёвка, ухватись.
Я потащу тебя; да крепко же держись.
Не оборвись!..»
«Нет, погоди тащить; скажи мне наперёд:
Верёвка вещь какая?»

Отец, вопрос его дурацкий оставляя,
«Верёвка вещь, — сказал, — такая,
Чтоб ею вытащить, кто в яму попадёт».
«На это б выдумать орудие другое,
А это слишком уж простое».
«Да время надобно, — отец ему на то. —
А это, благо, уж готово».
«А время что?»
«А время вещь такая,
Которую с глупцом я не хочу терять.
Сиди, — сказал отец, — пока приду опять».

Что, если бы вралей и остальных собрать
И в яму к этому в товарищи сослать?..
Да яма надобна большая!

Является живым примером
Он тех, которые, гонясь вослед химерам,
Не видят пред собой действительной беды.

Безработные таджики и богачи со всей рашши,
Забитые учителя с зарплатой дворника,
Шлюшки-школьницы, теряющие девственность на столе у Чёрного озера.

Москвичи и деревенщина,
Интеллигенты и сельская пьянь,
генералы ФСБ и рыбаки в погонах.
Всё в пределах пешей доступности.
Всё в одном гремучем флаконе.
Просто шикарно, если никто из них не стучит ни в окно, ни в дверь;
Ведь лучший из них, как забор в три ряда из колючей проволоки!

Был бы ящик гранат, все бы покидал.
Все они хуже моджахедов.
Три гранаты — премудрым школам — для добра их гордого,
Семь гранат — пещерным нефтяникам — для труда их горного,
Девять — в госконторы — для служения чёрного
И бесстрашия в сраженьях смертоносно твёрдого,
А одну — золотую — Властелину Морд‑ора,
Чтоб разъединить их всех, чтоб лишить их воли,
И объединить навек в их земной юдоли
Под владычеством всесильным Властелина Морд‑ора.
Будут падать кровавым дождём с неба,
Будут их трупы разбросаны и не похоронены,
Будут гореть все вместе синим пламенем, и никто не погасит.

И ваш посёлок заодно с расчётом
Вмять в рыхлый жирный чернозём.

Настанет год, России чёрный год,
Когда царей корона упадёт;
Забудет чернь к ним прежнюю любовь,
И пища многих будет смерть и кровь;
Когда детей, когда невинных жён
Низвергнутый не защитит закон;
Когда чума от смрадных, мёртвых тел
Начнёт бродить среди печальных сел,
Чтобы платком из хижин вызывать,
И станет глад сей бедный край терзать;
И зарево окрасит волны рек:

Мы ждем с томленьем упованья
Минуты вольности святой.
Товарищ, верь: взойдет она,
Звезда пленительного счастья,
И на обломках самовластья
Напишут наши имена!

М.Ю. Лермонтов

Когда великий Глюк явился и открыл нам новы тайны,
Не ешь грибочки, не пей в одиночку, иначе тьма придёт и по твою душу.
Будешь ломать дом и пилить деревья во дворе.
Будешь рубить весь посёлок, соседей и всех встречных.
Будешь прыгать с ножом на главу администрации.
Будешь палить из духовой ружбайки в судью федерального значения.
Будешь бегать по дремучему лесу в деловом костюме, вешаться дома, топиться в речке, не зная, где твоё спасение.
И не поможет тебе ни связи в ФСБ, ни Котчев Николаев Иванович, ни его двоюродный брат,
Ведь советнику президента РФ отправили только одно ведро непотрошёных лещей от лица выжатого Москвой пгт.

Хватай диплом с высшим юридическим. Читай законы, они интереснее, чем новости.
Только глубоко верующие юристы и ботаники могут доказать, что помидоры освобдаются от налогов и таможенных пошлин и сборов, ведь томат — не овощ, а фрукт!

Храни секреты.

От той, которая спит у тебя на груди, удерживай свои уста. Врагами человека станут его домашние, и отдадут на расправу. Оставь наивные мысли, что кто‑то поймёт, и уж тем более, простит. Ха! Я смеюсь над Твоей наивностью. Все Твои простые и искренние слова могут и будут использованы против последних остатков Твоей наивной праведности.

Ратуй за всех. Постоянно тверди, что Ты здесь надолго.

Кого ж любить? Кому же верить?
Кто не изменит нам один?
Кто все дела, все речи мерит
Услужливо на наш аршин?
Кто клеветы про нас не сеет?
Кто нас заботливо лелеет?
Кому порок наш не беда?
Кто не наскучит никогда?
Призрака суетный искатель,
Трудов напрасно не губя,
Любите самого себя,
Достопочтенный мой читатель!
Предмет достойный: ничего
Любезней верно нет его.

Голосуй ногами

Позаботься заранее о загранпаспорте, визе, деньгах на билет и гостиницу.
"Ибо тесны врата и узка дорога", ведущая за бугор, "и немногие находят её."
Благо визу в гордый Лондон делают только только тем, у кого кошель ломится от рубла.
Первый вопрос в посольстве всегда, как у лучших друзей: "А деньги у тебя есть?"
Собачья дружба (читайте басню Крылова). "А мне что будет?" В натуре друзья будут продавать Феррари, мучить 8‑ядерный компьютер, а Вы ночевать на улице.
Наруто с его самонадеянностью и напроломством ограбят на $200 за биометрику, выставят на улицу, где люди растопчут его.

После отказа в выезде в Норвегию, в Финляндию, отказе в визе в Америку, отказе в визе в Британию, прямых слов в посольствах Канады, Японии, Германии, что не дадут визу из-за отсутствия финансов, возникает ощущение, что всё краснобайство о превосходстве 'западной' монархии, 'западной' демократии — пустая демагогия. Они ВСЕ одинаковыевсе требуют денег, как слесаря‑водопроводчики. На Ваши убеждения, на знание языков — им чихать. Если у Вас нет денег, да будь Вы хоть Христос демократии, хоть лорд Британии, знайте 10 языковВам не дадут визу, просто нагло заберут последние по́том и кровью нажитые $200 на одноминутное фотографирование и снятие отпечатков пальцев. 'Весь мир лежит во власти Злого'

О посольствах США, Британии и Германии

Немец там силён и ловок,
Ладно скроен, крепко сшит,
За стеклом из бронировок,
Не пугай — не побежит.

Сытый, бритый, бережёный,
Дармовым добром кормлённый,
В мире, на чужой земле
Отоспавшийся в тепле.

Знай, в посольстве
Ты слабей: не те харчи.
Коль ты дома — ешь ты вдоволь,
Ведь в посольстве — басмачи.

За стекляшкой бронебойной,
Злобно паспорт теребит,
Смачно в душу он плюёт
И с ехидством отдаёт.

Я бы гада за стеклом, не целясь,
Хряснул прямо между глаз.
Автоматы — прочь!
Только б нож и мог помочь.

Ну не подлый ли народ!
Злость и боль забрав в кулак,
Незаряженной гранатой
Злобно немца — с левой — шмяк!

Там зелёный свет только толстосумам и молодым выскоким девушкам с налитой грудью.

Звони, сестричка и братишка — заполню Tебе анкету, может быть будет у Тебя виза в Британию.
И будут спрут и медведь Тебе не закон.
Ждёт Тебя там тот же утёныш утрамповывающий и клин‑развратник с распростёртыми объятиями.
Будут Твои дети всем брито́сам сёстрами c братьями.

Прощай, вонючая Россия,
Страна рабов, страна свиней-филистеров,
И вы, мундиры вороные, 
И ты, им преданный народ.

Быть может, за Тихим океаном
Сокроюсь от твоих пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

Что написано пером

Архангельск, где председатель городской думы не заканчивала школу.
Суд лишил спикера Архангельской гордумы диплома: депутат не заканчивала школу
возьмём нашу полицию пгт. Полазна, и нашу прокуратуру в городе Добрянка.

Знакомого полицейские избили с целью вытащить признание о воровстве. Он невиновен, но на полицейских пгт. Полазна подавать не стал. В прокуратуре Добрянки у полицейских Полазны 'все свои'. Жалобы на полицию пгт. Полазна прокуратура Добрянки просто игнорирует. Полицейские пьют прямо на работе, с наганом при исполнении.

Полицейские намеренно искажают сведения в протоколах, полный произвол. Никогда ничего не подписывайте в полиции. Полицейские Вас подставят. Дашь волку руку — он захочет попробовать и вкус твоей ноги.

Как сказал начальник полиции: "Не откроешь дверь, составим протокол, что раздавались крики, и взломаем." Заменят пару слов в протоколе, потом судья просто нагло проштампует решение, которое принёс алкоголик‑убийца‑майор. Суд прочитает решение за 5 минут и выставит за дверь. Даст 200 часов отработок, судебные приставы отправят отрабатывать в "Аид", рыть могилы умершим от COVID‑19. Будешь бесплатно работать лопатой в своей обуви и в своей одежде; из спец‑защиты будут у тебя только матерчатые перчатки.

Будешь сражаться — полицейские распустят про Тебя сплетни по всему посёлку, будут все односельчане тыкать пальцем, плевать в Твою сторону и кричать чушь в спину, изо дня в день, из года в год.

Убийцы в погонах. Сандармох. Те, кого съедят, не говорят (Иван Дмитриев). С 1937 по 1938 год к высшей мере наказания в Советском Союзе было приговорено 681 692 человека. Пуля государственного палача в затылок и яма в Чернозерье.

комментарий ФСБ

«Наш дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил
И лучше выдумать не мог.

Его пример другим наука;
Но, боже мой, какая скука
С больным сидеть и день и ночь,
Не отходя ни шагу прочь!

Какое низкое коварство
Полуживого забавлять,
Ему подушки поправлять,
Печально подносить лекарство,
Вздыхать и думать про себя:
Когда же черт возьмет тебя!»

"ФСБ — военная организация, и никакого отношения к судам и прокуратуре не имеет."

Царь десятилетиями тянул лямку в КГБ, от лейтенанта в Дрездене, до начальника ФСБ, Россия находится в руках военных. Цифровую подпись юридического лица все владельцы бизнеса делают через ФСБ. В каждой крупной фирме возле входа в головной офис на первом этаже с окнами во двор официально работает офицер ФСБ в кабинете под таинственным названием 'первый отдел'. Истребители летают над головой ежедневно, и танки стоят за речкой. Границу охраняют офицеры ФСБ.

Могут ли помочь средства индивидуальной защиты? Не стоит применять газовые баллончики, электрошокеры и другие средства, потому что это очень большие и злые люди, которым ребенок не сможет оказать сопротивления. А взрослый человек? Специально не подготовленный тоже не сможет оказать достойного сопротивления."

И линукс на компьютере не поможет, если Вы лично находитесь с компьютером на территории рашши.

Сборище тех, кто движимы чувством долга без знаний,
тех кто со знаниями и в страхе что‑либо делать поперёк скотины‑начальника, и
подавляющее большинство клеветников, вредителей, заборов‑из‑колючей‑проволоки, злобных, пассивных, агрессивных, тех, кто утратил всякое понятие долга, любви к ближнему и альтруизма, кто находит радость в страдании окружающих, кто уже давным‑давно утратил способность служить.

Спермский край рулит всей страной‑па'рашшей: прийдёшь со священным писанием — натравят ФСБ. Придёшь с красавицей писаной — пригрозят УК.

Стрелочники

У вас что, в каждой конторе и в каждом офисе РЖД? По любому вопросу все пальцем друг в друга тычат и стрелки переводят. Все врут. Это значит, что ничего хорошего в стране, где блат сильнее Роспотребнадзора, Вам не видать. Роли чиновника и предпринимателя одновременно исполняют одни и те же люди.

Артиллерия толково
Говорит — она права:
— Вся беда, что танки снова
В лес свернули по дрова.

А ещё сложнее счёты,
Чуть танкиста повстречал:
— Подвела опять пехота.
Залегла. Пропал запал.

А пехота не хвастливо,
Без отрыва от земли
Лишь махнёт рукой лениво:
— Точно. Танки подвели.

Так идёт оно по кругу,
И ругают все друг друга,
Лишь в согласье все подряд
Смело Ельцина бранят.

Все хорошие ребята,
Как посмотришь — красота.
И ничуть не виноваты,
А деревня — не взята.

Мне любые дороги дороги

Встречаются русский, француз и немец, и хвастаются дорогами своей страны.

Немец:

— Я наливаю рюмку шнапса, ставлю её на капот своего Porsche, еду 10 километров — ни одна капля не проливается.

Француз:

— Я ставлю бокал красного вина на капот своего Citroen, еду 20 километров — ни одна капля не проливается.

Русский:

— А я наливаю себе два стакана водки, пью, сажусь в свой УАЗ и еду.

Немец и Француз:

— Да разве так можно?!

Русский:

— Да куда ж она из колеи‑то денется!!!

Русские водители — лучшие в мире. Спасибо всем, кто подвозит до дома, до Питера, и до границы.

Живём в 21 веке в "крутом нефтяниковском посёлке с растопырчиками", а дороги как при царе Иване Грозном. То есть дорог нет. Потёмкинская деревня.

Теперь у нас дороги плохи,
Мосты забытые гниют,
На станциях клопы да блохи
Заснуть минуты не дают;
Трактиров нет. В избе холодной
Высокопарный, но голодный
Для виду прейскурант висит
И тщетный дразнит аппетит,
Меж тем, как сельские циклопы
Перед медлительным огнем
Российским лечат молотком
Изделье лёгкое Европы,
Благословляя колеи
И рвы отеческой земли.

А городской наш супермаркет,
В дорогу собираться там — 
Что деньги отдавать врагам,
Врагам народа и желудка.
Не пожелай вкусняшек — жирным станешь,
Не вскрывай консервы — котиком станешь,
Не вкушай колбаску — крысёнышем станешь,
Не хрумкай печеньки — тараканчиком станешь,
Не пей из банки — амёбой станешь.

В аэропорту дешёвая столовка
Взвинтила цены до небес,
И в поезде подгнивший ресторан
Вонючий красный борщ без овощей:
Водичку продаёт по цене Мерло.
Здесь русский дух, здесь Русью пахнет
Здесь не Мерло — Мурло, 
Блевотная Бурда, а не Бордо.
Будь проклята Бурда и пойло!!!
Воистину, всю русскую еду отдай врагу!

Когда благому Просвещенью
Отдвинем более границ,
Со временем (по расчисленью
Философических таблиц,
Лет чрез пятьсот) дороги верно
У нас изменятся безмерно.

Три Толстяка

В мире вероломства
выдвинуться можешь
только по знакомству.
Миром правит хитрость!
Мир вражды и кражи!
Мир, где все бандюги
У закона стражи!
Здесь для богача богач всюду все устроит
По поруке круговой: рука руку моет.
Вальтер Шатильонский

Роман и экранизация "Три Толстяка" — это про пгт. Полазна.

Деспотизм, Кронизм и Непотизм — всё есть в пгт. Полазна!

Поставим лейтенанта полиции в президенты. Поставим генерала полиции в главу ВШЭ. Получится песня из кинофильма 'Гитлер капут':

Айнц, цвай, полицай
Три, четыре, гренадер
Пять, шесть, старая ведьма

Что общего у полковника ракетных войск и Высшей Школой Экономики? (ВШЭ) Он её ректор.

Жена полковника — следующий (нынешний) ректор. Да, все живут в Полазне. Посёлок толстых, Полазна опасна для проживания.

О как ты помогла беспомощным и наставила младенцев!
Поистине вы люди, с которыми умрёт мудрость.
Я не ниже вас. И у меня, как у вас, есть разумное сердце
Я ни за что не признаю вас людей праведными.
Доколе не умру, не отрекусь от своей непорочности и искренности."

Удобно. Полицейское государство доставляет пушечное мясо, а ты им правишь во вред ему, ешь, и пьёшь ибо неровён час завтра сам помрёшь.

"Живем мы своевольно;
Неправд у нас довольно,
У нас
На всякий час
Друг дружку ненавидят;
Бессильных сильные обидят;
А сильный сильного считает за врага,
И кто кого смога,
Так тот того в рога;
И словом, всё у нас наполнилось сим ядом;
Мы стали фурии, болото стало адом".
Лягушки новое челобитье,
Чтоб им Юпитер в их болотную державу
Дал подлинно Царя на славу!
Молитвам тёплым их внемля,
Послал Юпитер к ним на царство Журавля,
Царь этот не чурбан, совсем иного нраву:
Не любит баловать народа своего;
Он виноватых ест: а на суде его
Нет правых никого;
Зато уж у него,
Чтo завтрак, чтo обед, чтo ужин, то расправа.

На жителей болот
Приходит чёрный год.
В Лягушках каждый день великий недочёт.
С утра до вечера их Царь по царству ходит
И всякого, кого ни встретит он,
Тотчас засудит и – проглотит.
И нынешний их Царь глотает их, как мух;
Что даже им нельзя (как это ни ужасно!)
Ни носа выставить, ни квакнуть безопасно.
Приняв престол, Аист Лягушек всех считает,
Обидчиков хватает
И их глотает.
Аисту царску честь
Дают бессильные Лягушки,
Что им истреблены обидчиков всех душки;
А царь их всякий день не может, чтоб не есть.

Так не осталося в болоте ни Лягушки.

Ведь не тот толстый, кто таков снаружи, но тот толстый, у кого сердце стало невосприимчивым, как жир.

Толстый бесчувственный сброд в креслах. Сколько можно стрелки переводить?! Обязательно всё нужно довести до Чернобыля. Сколько времени народ вопи́т о проблеме, а в ответ от администрации и всех контор всё то же, и причём абсолютно всем, по любому вопросу:
"Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что."
"Моё кресло с краю, ничего не знаю."

Надлежащая реакция: "Да не вкушает от тебя никто более плода вовек."
Сказал что ни при делах — сразу пинок гену на улицу. "Ты зачем без дела кресло занимаешь?
Акции купил в компании, которую нужно проверять? У тебя там кум, сватан, и братан?"

Увольнять надо таких безответственных чинуш. Лишить премии главного инженера.

Горькая правда

В стране, куда силой тащат в армию на живодёрню и отправляют в тюрьму за отказ брать в руки оружие никогда не было демократии, нет, и не будет. Есть только "демократическое оформление власти." (царь, 2007, о вступлении в должность нового президента РФ). Даже если невеста давно уже не девственница, всё равно нужно нацепить белое платье, обмануть всех.

Хуже всех те, кто закрыл границу. На западе их называют FSS.

Я зрю блестящее виденье: 
Горепарящий великан
Раздвигнул пред собой туман!
Сколь дерзостно его теченье!
Он строг, величествен и дик!
Сафпро - храбро - мудро - пегий - лазурно - бурный
Как полный месяц, бледный меднобронный лик. 

Главу свою находит Дож
Бессмертную и в гробном прахе;
Он жив погибнувший на плахе;
Отец народа, страх Вельмож:
И вновь за честь злосчастный мститель
Идёт в бесчестную обитель. 

Единственное о чём они думают — как соблазнить балеров и балерин через дорогу. Да здравствует фестиваль Арабеск в самый разгар пандемии. В пиру разврата бездонного вертепа, пира во время чумы, неистовый разврата пир.А всем с платформы говорят: "Соберите себя в кучку и прыгайте на допрос в автозак, на допрос в Торфяновку, это город Ленинград." Вся страна — отцепленный вагон в сером терминале выброшенных на улицу, готовятся к бо́льшей войне. Они и сами никуда не едут, и других не пускают, и действуют против интересов всех людей. Распускают клевету, как ткачиха с поварихой, с сватьей бабой бабарихой: не хотят всех отпустить, и британцев навестить.

Дискотека ("дискач")

Там диджей-вакх с цепярой золотой орёт песня моднярный
Из пары слов на 50 минут:
"Оральный секс, оральный секс, оральный секс".
А что кричит, когда направо пьяно косит,
То Пушкин без цензуры написал.
Басы гремят и бесы пляшут,
И девы по́пами, грудями все шикарно машут;
Скотный двор, там Русью пахнет!
Там течки, спермы дух, там СЕКСОМ пахнет!
Ядрёным, жарким, групповым!!!

Новостей мусоропрово́д

"Остерегайтесь лжепророков. Они приходят к вам в овечьей шкуре, но внутри они — хищные волки. Вы узнаете их по их плодам. Разве с ежевичных зарослей собирают виноград или с борщевика яблоки? Всякое хорошее дерево приносит хорошие плоды, а дикое дерево приносит плохие плоды. Хорошее дерево не может приносить диких плодов, а дикое дерево не может приносить хороших плодов. По плодам узнаете этих людей."

Царь думает, как все властители Евфрата,
Что крепок скиптр в руках удавкой только брата;
Надмен к соперникам, но в сердце к ним ревнив;
Бранит с учтивостью, коварствует, хвалив;
Улыбкою грозит, лаская ненавидит;
Украдкою язвит, но явно не обидит,
Считает критику проступком уголовным,
Вертит и властвует народом стихословным.
Святилище его, украшенно Пиндаром
С отбитой головой, отверсто лишь тому,
Кто пишет вопреки и сердцу и уму;
И каждый враль в него вступает без препоны.
И чтобы раз хотя попасть к его столу,
Иной по месяцу поёт ему хвалу.
Вельможи! славьтеся хвалами рифмачей;
Дарите щедро тех, кто вас ещё тупей;
И барин с рабскою и низкою душой,
Скрывающий её под лентою цветной;
Люби́те подлость, лесть, невежество Циббера,
Кричите, что ему не видано примера!
И.И. Дмитриев

«Кто похвалит меня лучше всех, тот получит сладкую конфету».

Блажен незлобивый поэт,
В ком мало желчи, много чувства:
Ему так искренен привет
Друзей спокойного искусства;

Ему сочувствие в толпе,
Как ропот волн, ласкает ухо;
Он чужд сомнения в себе — 
Сей пытки творческого духа;

Любя беспечность и покой,
Гнушаясь дерзкою сатирой,
Он прочно властвует толпой
С своей миролюбивой лирой.

Дивясь великому уму,
Его не гонят, не злословят,
И современники ему
При жизни памятник готовят...
                  Некрасов

«Счастлив писатель, который мимо характеров скучных, противных, поражающих печальною своей действительностью, приближается к характерам, являющим высокое достоинство человека, который из великого омута ежедневно вращающихся образов избрал одни немногие исключения, который не изменял ни разу возвышенного строя своей лиры, не ниспускался с вершины своей к бедным, ничтожным своим собратьям и, не касаясь земли, весь повергался в свои далеко отторгнутые от неё и возвеличенные образы. Вдвойне завиден прекрасный удел его: он среди их, как в родной семье; а между тем далеко и громко разносится его слава. Он окурил упоительным куревом людские очи; он чудно польстил им, сокрыв печальное в жизни, показав им прекрасного человека. Всё, рукоплеща, несётся за ним и мчится вслед за торжественной его колесницей. Великим всемирным поэтом именуют его, парящим высоко над всеми другими гениями мира, как парит орёл над другими высоколетающими. При одном имени его уже объемлются трепетом молодые пылкие сердца, ответные слёзы ему блещут во всех очах… Нет равного ему в силе – он бог!» (Гоголь. Мёртвые души).

Поздравления с почётными грамотами, долгой Вам и счастливой жизни, восхвалители жиридосов, составители цветастых дифирамб для скотов в погонах.

Спасибо, что удаляете 99% неугодных свиньям комментариев из прессы. Спасибо за то, иногда можно смело сказать 'мяу'. Жалко, что в нашей стране после смелого 'мяу' приходиться умирать от голода: начинается сказка «Кто сказал мяу?!» (для Кристины).

«Самый худший враг, с которым у нас в стране сталкивается писатель или журналист, — это интеллектуальная трусость, и об этом, на мой взгляд, у нас говорят недостаточно. Пресса чрезвычайно централизована, и бо́льшая её часть находится в руках богатых людей, у которых немало оснований лгать по ряду важных вопросов» (Джордж Оруэлл. Свобода печати).
"Населением обычно руководят лжецы, заклеймённые в своей совести словно раскалённым железом, лжецы, которые отказывают подчинённым в правдивых новостях" (Честертон).

"Но виноват то не жираф, а тот кто крикнул из ветвей: 'Жираф большой, ему видней'" (Высоцкий).

Новости не являются образованием.

Спермские газеты невозможно читать — они пестрят элементарными ошибками в русском языке! Как журналисты получают работу? Или всех, кто выступал за справедливость и стремился жить праведно оштрафовали на 300 000 рублей, выставили на улицу, затравили полицией, расстреляли руками мафии?

«Таков удел, и такова судьба писателя, дерзнувшего вызвать наружу всё, что ежеминутно пред очами и чего не зрят равнодушные очи, всю страшную, потрясающую тину мелочей, опутавших нашу жизнь, всю глубину холодных, раздробленных, повседневных характеров, которыми кишит наша земная, подчас горькая и скучная дорога, и крепкою силою неумолимого резца дерзнувшего выставить их выпукло и ярко на всенародные очи! Ему не собрать народных рукоплесканий, ему не зреть признательных слёз и единодушного восторга взволнованных им душ; к нему не полетит навстречу шестнадцатилетняя девушка с закружившеюся головою и геройским увлеченьем; ему не позабыться в сладком обаянье им же исторгнутых звуков; ему не избежать наконец от современного суда, лицемерно бесчувственного современного суда, который назовёт ничтожными и низкими им лелеянные созданья, отведёт ему презренный угол в ряду писателей, оскорбляющих человечество, придаст ему качества им же изображённых героев, отнимет от него и сердце, и душу, и божественное пламя таланта. Ибо не признаёт современный суд, что равно чудны стёкла, озирающие солнцы и передающие движенья незамеченных насекомых; ибо не признаёт современный суд, что много нужно глубины душевной, дабы озарить картину, взятую из презренной жизни, и возвести её в перл созданья; ибо не признаёт современный суд, что высокой восторженный смех достоин стать рядом с высоким лирическим движеньем и что целая пропасть между ним и кривляньем балаганного скомороха! Не признаёт сего современный суд и всё обратит в упрёк и поношенье непризнанному писателю; без разделенья, без ответа, без участья» (Гоголь. Мёртвые души).

«За погудку правую смычком по роже бьют!» (Н.А. Некрасов. Кому на Руси жить хорошо).

Ведь нет пощады у судьбы
Тому, чей благородный гений
Стал обличителем толпы,
Её страстей и заблуждений.

Питая ненавистью грудь,
Уста вооружив сатирой,
Проходит он тернистый путь
С своей карающею лирой.

Его преследуют хулы:
Он ловит звуки одобренья
Не в сладком ропоте хвалы,
А в диких криках озлобленья.

И веря и не веря вновь
Мечте высокого призванья,
Он проповедует любовь
Враждебным словом отрицанья, — 

И каждый звук его речей
Плодит ему врагов суровых,
И умных и пустых людей,
Равно клеймить его готовых.

Со всех сторон его клянут
И, только труп его увидя,
Как много сделал он, поймут,
И как любил он — ненавидя!
                 Некрасов

Телевидение нужно не для того, чтобы его смотреть. Оно необходимо, чтобы выступать.

«Я вчера видел девушек — ВОТ ТАКИЕ бёдра»
и — ни слова о Навальном, о произволе ФСБ и беспределе полиции. Ни об отравлении газом Новичок, что подтверждено лабораториями Германии, Швеции и Франции, ни о выздоровление, ни о возвращении в Россию снова воду мутить. Создаётся такое впечатление, что журналистскими расследованиями в полном смысле этого слова занимался только Навальный. И этот такой же — ищет тех, кто будет за него умирать и его власть продвигать. Уловимые мстители.

«Всё, что сейчас осталось от оппозиции, собирается раскрыть себя и бросить последние оставшиеся силы спасти глупейшего предводителя‑журналиста из смертельно опасной тюрьмы. Он добровольно сдал себя в лапы правительства — это всё равно, что дать им ещё одну фишку диктовать условия. Подобные действия насквозь пропитаны идиотизмом. Теперь они просто выжидают, когда же оппозиция сама себя выдаст» (Император Чин).

Но не ему вести борьбу
С самодержавным великаном:
Как полк, вертеться он судьбу
Принудить хочет барабаном;
Он слеп, упрям, нетерпелив,
И легкомыслен, и кичлив,
Бог весть какому счастью верит;
Он силы новые врага
Успехом прошлым только мерит —
Сломить ему свои рога.

Местные журналисты довольствуются крохами со стола толстопузов, что толстосумы дали читать, то все и читают. Вот ТАКИЕ ляжки.

Тупая служба

«Как расшумелся здесь! Какой невежа! –
Про дождик говорит на ниве Камень, лежа. –
А рады все ему, пожалуй – посмотри!
И ждали так, как гостя дорогого,
А что же сделал он такого?
Всего-то шёл часа два-три.

Пускай же обо мне расспросят!
Так я уж веки здесь: тих, скромен завсегда.
Лежу смирнёхонько, куда меня ни бросят,
А не слыхал себе спасибо никогда.
Недаром, право, свет поносят:
В нём справедливости не вижу я никак».

«Молчи! – сказал ему Червяк. –
Сей дождик, как его ни кратко было время,
Лишённую засухой сил
Обильно ниву напоил,
И земледельца он надежду оживил;
А ты на ниве сей пустое только бремя».

Так хвалится иной, что служит сорок лет:
А проку в нём, как в этом Камне, нет.    

Товарищ полковник, все Твои друзья
Сильны сидеть,
И лапкой на бумажке роспись на казнь ставить,
И в кресле пребыванье праздно проводить.

Подайте воланы, полковник‑ректор‑гендиректор Зайцев. Чемпион Власов, налейте вина.

Вы хороши давать приют лишь тем, кто и так владеет золотым рудником.
Даёте богатому — окажетесь в нужде.

Над изнурённою от зноя стороною
Большая Туча пронеслась;
Ни каплею её не освежа одною,
Она большим дождём над морем пролилась
И щедростью своей хвалилась пред Горою,
«Чтó сделала добра
Ты щедростью такою? –
Сказала ей Гора. –

И как смотреть на то не больно!
Когда бы на поля свой дождь ты пролила,
Ты б область целую от голоду спасла:
А в море без тебя, мой друг, воды довольно».

Ну а девушки?

В недобрый час я взял жену,
Насильной кабалы,
И, много лет живя в плену,
Желал,
Разбежавшись, прыгнуть со скалы.
Роберт Бёрнс

«Но что меня заставило… Если дома жить нельзя, если в доме скандалы, если надо бежать и из дому, и даже из городу?» (Островкий. Бесприданник).

«Облегчение приносила только работа — за ней я мог забыться иной раз на целых десять минут.

Благомысленная некрашеная Вера была высокая, очень прямая блондинка, даже грациозная. Чёткое, с орлиным профилем лицо её можно было назвать благородным — пока я не понял, что за ним настолько ничего нет, насколько это вообще возможно. Уже в самом начале совместной жизни я решил, что никогда не встречал более глупого, поверхностного, пустого создания. Мысли в её голове все до единой состояли из лозунгов, и не было на свете такой ахинеи, которой бы она не склевала с руки у надзирателей. 'Ходячий граммофон горлопанства ' — прозвал я её про себя. Но я бы выдержал совместную жизнь, если бы не одна вещь — постель.

Стоило только прикоснуться к ней, как она вздрагивала и цепенела. Обнять её было — всё равно что обнять деревянный манекен. И странно: когда она прижимала меня к себе, у меня было чувство, что она в то же время отталкивала меня изо всех сил. Такое впечатление создавали её окоченелые мышцы. Она лежала с закрытыми глазами, не сопротивляясь и не помогая, а подчиняясь.

Вспомнил я белое тело Веры, навеки окоченевшее под гипнозом надзирателей. Почему всегда должно быть так? Почему у меня не может быть своей яростной, огненной женщины? Жаркий роман — это что‑то почти немыслимое. Все женщины‑надзиралы одинаковы. Целомудрие вколочено в них так же крепко, как преданность Совету. Продуманной обработкой сызмала, играми и закалкой, вздором, которым их пичкали в школе пионеров, встречах с надзирателями, в спец-союзе, докладами, конгрессами, песнями, лозунгами, полувоенной музыкой в них убили естественное чувство. Разум говорит мне, что должны быть исключения, но сердце отказывается верить. Они все неприступны — надзиратели добились своего — убить не только голову, но и погрузить в вечную мерзлоту и влагалище. И ещё больше, чем быть любимым, мне хотелось — пусть только раз в жизни — пробить эту ледяную стену добродетели. Секс до умопомрачительного оргазма — уже восстание. Желание заниматься термоядерной любовью — мыслепреступление. Растопить Веру — если бы удалось — и то было бы чем‑то вроде совращения, хотя она мне и жена» (Оруэлл. 1984).

Потом у неё из вагины стал выходить воздух во время секса, и в моём затылке что‑то переключилось и перегорело. Почему у меня отобрано право любить и быть любимым? Почему мне никогда не дают любить ту девушку, которую я люблю? Я хочу молодую, горячую, которая сама зовёт. Хотя бы раз в жизни. Я против навязанного брака.

Я хочу уехать из тупорашши: здесь умные и честные не нужны. Здесь нужны жиридосы‑надзиратели и абсолютные рабы. Чем все тупее, тем для правительства лучше: олигархам легче управлять слепыми массами. Система нужна для того, чтоб делать гениев похожими на толпу.

Но если слепой ведёт слепого, то разве не оба упадут в яму?

Нынче жёны все добры,
Беззаветны вдосталь,
Даже те, что до поры
Были ведьмы просто.
О какой там речь красе.
Хороша, как говорится,
В прифронтовой полосе.
Хороша, при смутном свете,
Дорога, как нет другой.

Смех — не смех, случалось мне
С жёнушкой встречаться,
От которой на войне
Только и спасаться.

Чем томиться день за днём
С той женою-крошкой,
Лучше ползать под огнём
Или под бомбёжкой.

Лучше, пять пройдя атак,
Ждать шестую в сутки…

Девушки, которых мы любили, вышли замуж за других. А те, которы остались — старухи и истеричные стервы.

Принимайте ежедневно витамин Д, о вы пигмейки прикамья!

Найди другую, лучше её.

Будоражит естество
Душу полубогу,
Не случилось никого
Проводить его в дорогу.

Полюбите паренька,
Девушки, ей-богу!
Обойдите всех подряд,
Лучше не найдёте:
Обратите нежный взгляд,
Сразу западёте.

Полюбите молодца,
Сердце подарите,
До победного конца
Верно полюбите!

Приезжай ко мне в кишлак, будешь толстый, как ишак!

О земля нераскрытых талантов и сердец, русской власти нужен не талант, а патриотические чурбанчики на продажу.

Ренессанс, продвигай искусство: включи гитару и усилок.
Нарисуй стройную, высокую и грудастую русскую статую свободы, с обрезом вместо конституции!

"Тот, у кого нет меча, пусть продаст свою верхнюю одежду и купит меч." Христос, Евангелие от Луки

"А тех врагов моих, которые не хотели, чтобы я правил над ними, приведите сюда и убейте передо мной." Вернувшийся Христос, Евангелие от Луки.

Горе от ума, Грибоедов

Чацкий Софье:

Так этим вымыслом я вам ещё обязан?

Слепец! я в ком искал награду всех трудов!
Спешил!.. летел! дрожал! вот счастье, думал, близко.
Пред кем я давиче так страстно и так низко
        Был расточитель нежных слов!
А вы! О Боже мой! кого себе избрали?
Когда подумаю, кого вы предпочли!
     Зачем меня надеждой завлекли?
        Зачем мне прямо не сказали,
Что всё прошедшее вы обратили в смех?
        Что память даже вам постыла
Тех чувств, в обоих нас движений сердца тех,
Которые во мне ни даль не охладила,
Ни развлечения, ни перемена мест.
Дышал, и ими жил, был занят беспрерывно!
Сказали бы, что вам внезапный мой приезд,
Мой вид, мои слова, поступки — всё противно, —
Я с вами тотчас бы сношения пресек,
        И перед тем, как навсегда расстаться,
        Не стал бы очень добираться,
     Кто этот вам любезный человек?...

(Насмешливо.)
Вы помиритесь с пыней, по размышленьи зрелом.
     Себя крушить, и для чего!
Подумайте, всегда вы можете его
Беречь, и пеленать, и спосылать за делом.
Муж-мальчик, муж-слуга, из жениных пажей —
Высокий идеал полазненских московских всех мужей. —

Довольно!.. с вами я горжусь моим разрывом.
А вы, суда́рь отец, вы, страстные к чинам:
Желаю вам дремать в неведеньи счастливом,
Я сватаньем моим не угрожаю вам.
     Другой найдется благонравный,
     Низкопоклонник и делец,
     Достоинствами наконец
     Он будущему тестю равный.
     Так! отрезвился я сполна,
Мечтанья с глаз долой — и спала пелена.

Феррари мне и самолёт!

Я не унижусь пред тобою;
Ни твой привет, ни твой укор
Не властны над моей душою.
Знай: мы чужие с этих пор.
Ты позабыла: я свободы
Для заблужденья не отдам;
Как знать, быть может, те мгновенья,
Что протекли у ног твоих,
Я отнимал у вдохновенья!
А чем ты заменила их?
Зачем ты не была сначала,
Какою стала наконец!
Чего б то ни было земного
Я не соделаюсь рабом.
Я был готов на смерть и муку
И целый мир на битву звать,
Чтобы твою младую руку —
Безумец! — лишний раз пожать!
Тебе я душу отдавал;
Такой души ты знала ль цену?
Ты знала — я тебя не знал!